Материалы Курсов по правам человека



страница1/22
Дата28.11.2018
Размер2.25 Mb.
#62060
ТипУчебник
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА


УЧЕБНИК ДЛЯ ВУЗОВ

(ИЗВЛЕЧЕНИЯ)



Материалы Курсов по правам человека

Душанбе - 2009


Таджикский национальный университет

Юридический факультет

Кафедра прав человека и сравнительного правоведения

Датский Институт по правам человека

Отделение Института «Открытое общество» – Фонд содействия в Таджикистане

Бюро по правам человека и соблюдению законности

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА


Учебник для вузов

Ответственный редактор

доктор юридических наук, профессор

А.Г. Холиков

Душанбе – 2009

ББК 67. 410972+ 67. 400.7

Х-71
Данная работа подготовлена и издана при финансовой поддержке Датского Института по правам человека и Отделения Института «Открытое общество» – Фонд содействия в Таджикистане
Сведения об авторах:
Холиков А.Г. - доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой прав человека и сравнительного правоведения юридического факультета, Таджикского национального университета. – гл. 1, 2, 5, 7, 12, 15, 18, 19, 21.

Диноршоев А.М. - кандидат юридических наук, доцент кафедры прав человека и сравнительного правоведения юридического факультета Таджикского национального университета.- гл. – 3, 4, 6, 8, 9, 10, 11, 13, 14, 16, 20, 22.

Сафаров Б.А. – ассистент кафедры прав человека и сравнительного правоведения юридического факультета Таджикского национального университета. – гл. 16, 17 .

Сафаров Д.С. - ассистент кафедры прав человека и сравнительного правоведения юридического факультета Таджикского национального университета. – гл. 20 .
Отв. ред: Холиков А Г. доктор юридических наук, профессор.

Консультант: Кармен Тиле – профессор Университета «Виадрина», Франкфурт – на – Одере, Германия.

Редактор Утикеева В.Н.
Холиков А.Г., Диноршоев А.М. Права человека //Под ред. д.ю.н., проф. Холикова А.Г. – Душанбе, 2009. 780с.
Данное издание подготовлено в соответствии с требованиями и содержанием государственного образовательного стандарта по специальности «Юриспруденция». В данном учебном пособии рассматриваются наиболее важные вопросы, связанные с формированием теории, истории и практики прав человека, а также современные международные правовые принципы и нормы, имеющие отношение к проблеме защиты прав человека, их имплементации в национальное законодательство Таджикистана.

Для студентов и преподавателей юридических вузов, а также для широкого круга специалистов в области прав человека.



Учебник издается по состоянию законодательства на 5 января 2009 года, за исключением главы 11.
©Холиков А.Г., Диноршоев А.М.

© Датский Институт по правам человека

© Отделение Института «Открытое общество» – Фонд содействия в Таджикистане


Содержание


Предисловие

Стр.

РАЗДЕЛ 1.

Понятия, метод науки прав человека и структуры прав




Глава 2.

Понятие и содержание прав человека.




Глава 3.

Источники прав человека.




Глава 4.

Классификация прав человека и гражданина







РАЗДЕЛ 2.

Личные права и свободы.




Глава 5.

Право на жизнь.




Глава 6.

Право на свободу от пыток и других видов негуманного обращения.




Глава 7.

Право на свободу и неприкосновенность личности.




Глава 8.

Права человека на справедливое судопроизводство.




Глава 9.

Свобода передвижений и выбора места жительства.




Глава 10.

Право на уважение (неприкосновенность) частной и семейной жизни.




Глава 11.

Свобода мысли, совести и религии.







РАЗДЕЛ 3.

Политические права




Глава 12.

Свобода слова и выражения мнения.




Глава 13.

Право на свободу мирных собраний и объединений.




Глава 14.

Права на свободные выборы и управление в сфере делами государства.







РАЗДЕЛ 4.

Экономические, социальные и культурные права




Глава 15.

Право частной и интеллектуальной собственности, имущественные права и свободы, свобода предпринимательской и экономической деятельности.




Глава 16.

Право на труд.




Глава 17.

Право на социальное обеспечение, охрану здоровья, жилище и достойный уровень жизни.




Глава 18.

Право на образование и участие в культурной жизни.






РАЗДЕЛ 7.

Механизмы защиты прав человека.




Глава 21.

Национальные механизмы защиты прав человека.




Глава 22.

Международные механизмы защиты прав человека.























Глава 2. Понятие и содержание прав человека.

  1. Понятия, содержание и генезис прав и свобод человека: релятивизм (относительность прав и свобод человека) и универсализм.1

  2. Основания ограничения прав и свобод человека и гражданина.



1. Понятия, содержание и генезис прав и свобод человека: Релятивизм и универсализм.


Понятие прав человека.

Для точного и адекватного раскрытия предмета курса права человека важное значение имеет определение понятие прав человека, его границ и отличия от других субъективных прав.

«Право - это моральное качество, приданное человеку, справедливо наделяющее его некоторой особой привилегией совершать какое-то специфическое действие», - считал Г. Гроций. Права человека являются врожденными, хотя они иногда относятся и к вещам, как обслуживание земель, и называются реальными правами, в противоположность чисто персональным правам».2 Г.Гроций с позиции естественно-правового подхода рассматривает прав человека как нечто неотъемлемое, естественное и неотчуждаемое, которое дано ему с момента рождения.

Почти с такой же позиции британская энциклопедия определяет права человека как «права принадлежащие индивиду вследствие того, что он является человеком. Они соотносятся с широким континуумом ценностей, которые универсальны по своему характеру и в некоторых смыслах равно присущи всем человеческим существам».3

Немецкий исследователь О. Хеффе, немного социализируя видение проблем, так определяет права человека: «справедливыми притязаниями людей по отношению друг к другу… а затем - и по отношению к государству».4

Но бывший Генеральный секретарь ООН Кофи Анан, отстаивая позиции естественно-правовой концепции, возможно, не исключал позитивные моменты их проявления, когда в одном из своих выступлений высказался так: «Это часть нас самих, и мы являемся частью этих прав»5.

Один из основоположников науки прав человека в России Ф.М. Рудинский определяет права человека как «неотъемлемые свойства и возможности развития, вытекающие из социальных условий природы личности и определяющие меру свободы человека».6

А.Б Венгеров дает следующее понятие прав человека: «это объективные условия, возможности жизнедеятельности…».7

О.Э. Лейст считает, что это «гарантированные возможности пользоваться каким - либо благом».8

Авторы учебно–методического пособия «Защита прав человека как функция и обязанность милиции» различают права и свободы человека в объективном и субъективном смысле. «В объективном смысле права и свободы человека – это система внутригосударственных правовых норм и общепризнанных обычаев, принципов и норм международного права прав человека, признающих, гарантирующих, обеспечивающих и защищающих правомерные правомочия индивидов социальных общностей во всех сферах общественных отношений. В субъективном смысле права и свободы человека – это принадлежащие конкретному лицу возможности правомерного действия, поступка, поведения, предусмотренного национальными и международными нормами права…». 9

Наиболее многогранно, но более совершено и с разных сторон дает понятие прав человека Е.А. Лукашева: «гарантированная законом и обеспеченная судебной защитой способность реализовать свои притязания в различных сферах жизнедеятельности…» или же как «система жизнеобеспечения личности, без которой невозможно ее нормальное развитие».10

В общем виде, с современной точки зрения, права человека, по мнению М.И. Абдуллаева, могут быть представлены как «признаваемые и охраняемые обществом, государством и международным сообществом определенные равные социальные возможности для отдельных лиц и их объединений по удовлетворению ими своих естественных и социальных потребностей и соответствующих притязаний, гарантии которых обеспечивают достойное и справедливое, свободное и ответственное развитие и активное участие личности в многообразных общественных, в том числе в правовых, отношениях».11

Есть ученые, которые при исследовании проблем связанные с личностью и правами человека, за основу берут нечто общее, универсальное, при наличии которого в зависимости от обстоятельств они изменчивы, но критерием важности и определенности является в любом случае бытие этих ценностей. Например, часто в качестве такого элемента большинство ученых берут за основу человеческое достоинство.

М. Новицкий пишет: «Так, основным понятием теории прав человека является человеческое достоинство. Я не в состоянии дать этому понятию четкое определение. Это - достоинство, которое есть у всех. И у ребенка, который только что родился, и у того, кто сидит в тюрьме. Потому, что они - люди»12.

Академик Нерсесянц В.С. считает, что «Права человека - это признание правоспособности и правосубъектности человека. И по тому объему правоспособности и кругу субъектов права в разные эпохи можно судить о том, кого же из людей и в какой мере данная система права признает в качестве человека, имеющего права».13

Если указанные теории и взгляды основной упор делают на источники признания прав человека (в смысле - исходящие от природы человека, от закономерностей общества, от воли государства или правителей), то наряду с ними есть еще позиции совершенно иного характера.

Например, Бруно Бауэр считал, что права и свободы человека - это результат борьбы человека и его образованности. «Права человека – не дар природы, они также неполученное нами от прошлой истории наследие, они куплены ценой борьбы против случайностей рождения и против привилегий, до ныне передававшихся историей из поколения в поколение. Они результат образования, и только тот может обладать ими, кто их завоевал и заслужил».14

Авторы первого учебника по «Правам человека» для 10-11 классов в Таджикистане дали следующее определение прав человека: «Правами человека называют требование и выражение форм существования, которые, имея нормативный характер, выражают его свободу и выступают как обязательный способ условий части его жизни».15 Следует отметить, что все вышеуказанные подходы при одностороннем видении и оценке, в какой-то момент являются отражением истины в познании прав человека. Но в целом они в одиночестве не в силах дать искомое понятие прав человека. А ведь человек - многогранное явление… Здесь нужно комплексное интеграционное видение, опирающееся на достижениях всех общественных наук, ориентирующееся в изучении и познанию человека. Только в таком случае нам удастся комплексно подойдя к познании природы человека, правильно определять границы его прав и свобод.



Содержание прав человека. Права человека - область знаний, тесно примыкающая к философии и, прежде всего, этике, юридическим наукам и политическим наукам. В своем современном виде эта область знаний возникла после Второй мировой войны, но ее истоки четко прослеживаются уже в эпоху древности, в средневековье и - конечно же - в эпоху Просвещения.

Права и свободы человека относятся исключительно к связи человека с государством. Это так называемое. вертикальное действие этих прав. Попытки применить методологию и терминологию прав человека к отношениям между людьми (так называемое горизонтальное действие этих прав) не оправдались, и говоря сегодня о правах человека, мы имеем в виду взаимоотношения между человеком и государством. И хотя семья, любовь, дружба или отношения с соседями являются источниками целого ряда прав и обязанностей, понятие прав человека к ним не применяется.

Права человека — не коллективные, а индивидуальные. В качестве субъекта этих прав выступает человек. И поэтому в рамках прав человека нельзя говорить о правах меньшинств - это язык и предмет политики (и в качестве примера такого коллективного права можно привести право на автономность) - в русле прав человека следует говорить о правах лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, не о правах инвалидов как группы, а о правах каждого инвалида в отдельности. Единственным отступлением от этого правила является введенная в шестидесятые годы в оба ООН-овских Международных пакта о правах человека 1-ая статья, согласно которой "все народы имеют право на самоопределение".

Существуют две основные группы прав человека: материальные права и процессуальные права.

Материальные права охватывают конкретные права и свободы, принадлежащие человеку: свободу слова, совести, выбора местожительства, право на образование и др. Процессуальные права - это предоставленные в распоряжение человека способы действия и связанные с ними институты, при помощи которых человек заставляет власть соблюдать и выполнять права.

Это разделение не всегда четкое. Например, в некоторых случаях право на судебное разбирательство можно рассматривать как материальное (когда мы обращаемся в суд как к арбитру, который решит наш спор с другим человеком), а в других случаях (например, когда мы подаем в суд жалобу на организацию, которая нарушает наши права) - как процессуальное право. Материальные права охватывают права и свободы.16

Международные договоры и национальное законодательство применяют понятия «права человека» и «свободы человека». В чем сходство и отличие этих понятий?

Так, Марек Новицкий отмечает: «Права, иногда называемые позитивными правами, - это активные обязанности властей по отношению к каждому из нас. Например, право на образование налагает на власти обязанность создать школы, в которых смогут учиться все дети. И в данном случае не столь важно, как решается вопрос оплаты за образование, т.е. предусматривается ли прямая оплата школы или уплата налогов в госбюджет, который выступает в роли посредника. А вот если ребенок не может получить образование в силу того, что - при первом из названных выше решений - нет эффективной системы выплаты стипендий, то нарушается право на образование. Точно так же право на суд предполагает обязанность построить сеть судебных учреждений, в которые может обратиться каждый человек для разрешения важного для него дела.

Свободы, иногда называемые негативными правами, - это налагаемые на власть запреты вмешиваться в те или иные области нашей жизни. Свобода слова или свобода совести - это запрет вмешательства государственной власти в жизненные вопросы человека. Иначе говоря, если я имею на что-то право, то власти обязаны что-то для меня сделать. Если мне принадлежит свобода, то государство обязано воздержаться от каких-либо действий».17

Авторы книги «Права человека. Международные и российские механизмы защиты» определяют права человека как признанные и гарантируемые государством возможности действий человека в описанной, указанной в законе сфере. Под свободой человека они понимают сферы, области деятельности человека, в которые государство не должно вмешиваться. 18

Е.А. Лукашева отмечает, что «анализ конституционного законодательства показывает, что термин «свобода» призван подчеркнуть более широкие возможности индивидуального выбора, не очерчивая конкретного результата. В то время как термин «право» определяет конкретные действия человека».19

Таким образом, обобщив все высказывания ученых можно сделать вывод о том, что «права человека» - это конкретная область, направление деятельности индивида, установленные и гарантированные государством. «Свобода человека» - это установленный государством круг правоотношений, в рамках которого человек самостоятельно определяет свое поведение, и государство не вмешивается в содержание этого правоотношения.

При этом, как правильно отмечает Е.А. Лукашева, разграничение между правами и свободами провести трудно, поскольку зачастую всю сферу политических прав с четко определенными правомочиями также именуют «свободами». Различие в терминологии является скорее традиционным, сложившимся в еще XVIII-XIX вв.20


Универсализм и релятивизм.

Права человека носят всеобщий, универсальный характер. Всеобщность и универсальность прав и свобод человека имеет несколько измерений.

Во–первых, все люди, без какой-либо дискриминации, обладают основными правами и свободами. Международные стандарты и национальное законодательство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, а также других обстоятельств.

Во–вторых, все права и свободы универсальны с точки зрения признания их содержания. Общепризнанные права человека – это общие права и свободы всех людей вне зависимости от национальной и религиозной специфики и различных исторических, культурных и религиозных особенностей, общественного строя, политического режима, формы государственного устройства и формы правления, международного статуса страны, к которой человек принадлежит.

В-третьих, всеобщность прав и свобод человека выражается и в пространственном, территориальном аспекте. Везде, где бы ни находился человек, куда бы он не переместился, - в любом месте он обладает основными естественными правами и свободами.

В-четвертых, вопросы прав человека являются предметом обеспокоенности всех государств. Признание всеобщности и универсальности прав и свобод человека означает, что проблемы прав человека не являются внутренним делом государств.21

Однако следует отметить, что среди ученых нет единого мнения относительно универсальности прав человека. Это связано с тем, что права человека – это явление многогранное, многоаспектное и во многом не поддающееся единому универсальному определению. Многогранность прав человека исходит из природы самого человека, его интересы расплывчаты и замыкаются в рамках философии, нравственности, религии, права, политики, экономики и даже природы. Именно это затрудняет с точки зрения одного из мировоззрений определить подлинный смысл и содержание этого явления, что приводит исследователей прав человека к релятивизму в познании прав человека, т.е. отрицанию универсализма прав человека.

Концепция универсальности прав человека все чаще подвергается критике на том основании, что сама идея прав человека – плод западной протестантской культуры, а потому не органична для других культур и цивилизаций.

Как считает, например, С.Рогожин, права человека будто бы вообще «варяжская» идеология, несовместимая с русскими культурно-историческими традициями.22

С антизападных позиций выступают и те авторы, кто признает универсальность прав человека, но полагает, что права человека не являются открытием Запада, а лежат в основе и исламской доктрины, и, например, конфуцианства. Однако в этом случае не исключаются шаги к сближению с западной теорией прав человека, поиски консенсуса.23

Концепция универсальности прав человека подвергается особенно острой критике в связи с тем, что она, как утверждается, позволяет Западу навязывать силой другим странам, иным культурным сообществам свои стандарты прав человека.24 Агрессивные «гуманитарные интервенции» США, действительно, дискредитируют саму идею прав человека. Однако нельзя не признать, что и риторика «права каждой культуры на самовыражение» может скрывать не просто тенденцию к самоизоляции, но и возможные тоталитарные притязания. Здесь можно привести одно на первый взгляд шокирующее высказывание: «Если культура каннибала ничем не уступает культуре либерала, то либерал должен быть готов отдать себя на съедение».25

В свою очередь, Дайена Эйтон-Шенкер, рассматривая вопрос об универсальности прав человека и культурного релятивизма, отмечает: «Возникающее в результате слияние народов и культур — это мир, характеризующийся все большей цельностью и культурным многообразием и перенасыщенный напряженностью, смятением и конфликтами в процессе приспособления к плюрализму. Ощущается вполне понятное стремление вернуться к прежним условностям, традиционным культурам, фундаментальным ценностям и привычному, казалось бы, устойчивому самовосприятию. Без устойчивого самовосприятия в водовороте переходного периода люди могут скатиться к изоляционизму, этноцентризму и нетерпимости.

Как согласовать права человека со столкновением культур, которое стало чертой нашего времени? Ведь культурная основа является одним из главных составных элементов личности. Она в значительной степени определяет такие категории, как самовосприятие, самовыражение и чувство принадлежности к той или иной группе. По мере взаимодействия и взаимопереплетения культур меняется и культура личности. Этот процесс может как обогащать, так и дезориентировать человека. Нынешняя нестабильность культурного аспекта личности отражает фундаментальные перемены в том, как мы сегодня воспринимаем и выражаем себя.

Эта ситуация обостряет давнюю дилемму: как могут существовать всеобщие права человека в мире, характеризующемся многообразием культур? Как обеспечить равное уважение культурного многообразия и целостности в условиях все большей интеграции мирового сообщества? Неминуем ли приход глобальной культуры? Если он неминуем, то готово ли к нему человечество? Как добиться формирования глобальной культуры на основе и под воздействием человеческого достоинства и терпимости? Таковы лишь некоторые темы, проблемы и вопросы, поднимаемые при обсуждении всеобщих прав человека и культурного релятивизма. 

Культурный релятивизм — это концепция, в соответствии с которой человеческие ценности носят далеко не всеобщий характер и существенно варьируются в зависимости от различных культурных перспектив. Этот релятивизм иногда переносят на поощрение, защиту, толкование и применение прав человека, которые могут интерпретироваться различным образом в рамках различных культурных, этнических и религиозных традиций. Другими словами, согласно этой точке зрения права человека являются скорее относительными, чем всеобщими.

В таком экстремальном выражении этот релятивизм может опасно угрожать эффективности международного права и международной правозащитной системы, которая создавалась с таким трудом в течение десятилетий. Если соблюдение международных стандартов будет регламентироваться исключительно культурной традицией, то широкомасштабные неуважение, попрание и нарушения прав человека окажутся освященными законом. 

Соответственно, поощрение и защита прав человека, воспринимаемых как культурно относительная категория, обеспечивались бы по усмотрению государств, а не в качестве международного правового императива. Отвергая или игнорируя свою юридическую обязанность поощрять и защищать права человека, государства, выступающие за культурный релятивизм, могли бы поставить свои собственные культурные нормы и особенности выше норм и стандартов международного права».26

Многообразие культур не исключает, а предполагает универсальность прав человека как «общечеловеческой ценности».27

И все же в позиции критиков универсальности человеческих прав можно усмотреть рациональное зерно. Следует согласиться с мнением Е.А.Лукашевой о недопустимости форсирования процесса восприятия универсальных стандартов прав человека незападными культурами.28 Но это, скорее, политико-идеологический аргумент. Нуждается в обновлении сама концепция универсальности прав человека. В ее основе должен лежать не просто цивилизационный, а интерцивилизационный (межцивилизационный, «взаимокультурный») подход.29

Такой подход ориентирует на взаимосоотнесенность, взаимоадаптацию культур, т.е. на их диалог (точнее, полилог), а не монолог одной из них. Универсализм прав человека предполагает плюрализм их восприятия, интерпретации, способов «встраиваться» в разные культуры с несхожими традициями и ценностями.30

Таким образом, подводя итог дискуссии об универсализме прав человека и релятивизме, хотелось бы отметить, что независимо от расплывчатости граней прав человека и гибкости его параметров, которые легко поддаются историческим и политическим капризам, явление прав человека, представляемое меняющим свой облик как хамелеон, не может находится вне поля зрения познания человека. Какими бы изменчивыми наподобие хамелеона не были права человека, они и есть явление, которое познается как «права человека»; точно также хамелеон остается хамелеоном. Исходя из этого поиск единого универсального понятия прав человека всегда имел позитивные результаты. Такое видение и познание прав человека есть ключ к взаимопониманию, миру и всеобщему порядку. С другой стороны, универсализация прав человека есть универсализация самого человека, это видение общности, схожести и единения всех людей независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.

В заключение хотелось бы отметить, что в науке прав человека нет единого универсального понимания прав человека. Существуют различные философские взгляды, социальные теории, антропологические подходы, теологические видения относительно теории прав человека, что с разных сторон доказывает релятивизм в познании прав человека. С точки зрения юриспруденции особо отличаются объективный и субъективный подходы в понимании прав человека, бытуют нормативистская, естественно-правовая, вертикальная и горизонтальная теории прав человека.

Такая многогранность, если, прежде всего, она исходила из различных теорий правопонимания, то её неопределенность, релятивизм не тождественны столь всестороннему поиску смысла природы права, не поддающегося адекватному пониманию. Проблема здесь совсем другая - малоизученность проблемы. И она прежде всего зависит от следующих факторов:

1. Наука прав человека слишком поздно вышла на арену материи права, и слишком опоздала в требовании своего места в системе юридических наук. До настоящего времени интересы государства, общественности по мере необходимости допускали признание и защиту прав и свобод человека опосредованно. И они через другие механизмы и отрасли права защищали границы этих прав. А теперь вызовы истории требуют от нас введения самостоятельной науки прав человека, способствующей защите прав и свобод человека. И, как видно, она преподносит немало противоречий и трудностей.

2. Природа этого права очень разнообразна и многогранна. Такая многогранность исходит из природы самого человека. Право человека как мера измерения справедливости, как необходимые условия существования человека, как справедливые притязания человека к государству, как мера возможного поведения субъектов права, как нормальное состояние людей, как гарантии обеспеченные государством, и механизм защиты интересов индивидов, многогранно. А это усложняет определение предмета прав человека. С таким величием и многогранностью самого человека и пониманием его прав невозможно четко индивидуализировать подход к предмету прав человека.

Нужны в понимании права человека более конкретизированные и индивидуальные подходы, которые опирались бы на правовую базу. Конечно, нельзя обойтись и без философского, социального, антропологического измерения человека и защиты экономических, политических и правовых интересов людей. Без этого невозможно реально подойти к правам человека. Здесь неизбежно пригодится опыт гуманитарных наук в определении этих критериев и измерений, которые будут, использованы в теоретической части курса «Права человека». Кроме того, необходима юридическая база закрепления этих прав, гарантии государства и наличие механизмов их защиты.

Поэтому наиболее объективное и с точки зрения права - четкое - правовое понятие прав человека дает Ф.М. Рудинский: «Права человека – весьма сложное, многогранное понятие. С точки зрения юридического содержания право человека – мера возможного поведения, гарантированного юридическими нормами, а также нравственными, политическими, религиозными правилами и принципами. Это возможность совершать определенные поступки, причем пределы этой возможности предусмотрены в правовых нормах, в нравственных или иных правилах».31

Как было отмечено, права человека - это часть нас самих, это что, что делает нас людьми. Таким образом, права человека с точки зрения юриспруденции - система национальных и международных норм, закрепляющих жизненно важные элементы человеческого бытия, достоинство и свободы, которые в совокупности делают разумное существо человеком без них человек не может существовать и жить как человек.

Возможно, что юридическая база где - то не отвечает духу прав человека; в таких случаях теория прав человека научно восполняет эти пробелы, ищет пути и механизмы их восполнения.

Таким образом, права человека - разновидность субъективных прав личности, но им присущи определенные особенности:



  • права человека имеют естественный характер и возникают в результате самого факта рождения человека. Их реализация детерминируется условиями социально-экономического, политического и культурного развития общества;

  • они опосредуют отношения личности с государством в целом;

  • права человека зафиксированы не только в нормах внутригосударственного (конституционного, административного, гражданского и т.д.), но и в нормах международного публичного права;

  • механизм защиты прав человека охватывает средства не только внутригосударственной, но и международной защиты;

  • структура правомочий – владения, использования и распоряжения, составляющих содержание прав человека, совпадает со структурой обычного субъективного права, однако указанные правомочия прав человека имеют определенные особенности.32

  • Права человека неотчуждаемы, неотъемлемы, универсальны и взаимосвязаны.



    1. Основания ограничения прав и свобод человека и гражданина


Понятие ограничения. Пользование правами сопряжено с ответственностью человека, с возможными ограничениями, определяемыми мерой и границами свободы, установленными правом, принципами гуманности, солидарности, нравственности.

Правовые ограничения - это установленные в праве границы, в пределах которых субъекты должны действовать; это есть сдерживание неправомерного поведения, создающее условия для удовлетворения интересов контрагента (в широком смысле слова) и общественных интересов в охране и защите.33

В литературе нет единого толкования понятия «ограничение прав». Наряду с ним употребляется термин «пределы прав». Нет его и в международно-правовых документах, отражающих это явление. Например в ВДПЧ, МПГПП, МПЭСКП, Документе Копенгагенского совещания по человеческому измерению СБСЕ используется термин «ограничение»; в Американской конвенции о правах человека - «приостановление гарантий», а в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод используются как равноправные два понятия – «ограничение» (ст. 8-11, 18) и «отступление от своих обязательств»(ст. 15). 34

Однако, несмотря на это, под всеми указанными терминами понимается одно - что при определенных условиях права человека могут быть ограничены. В международных договорах и во внутреннем законодательстве четко прописываются эти условия.

Правовые ограничения характеризируют следующие признаки:


  • Неблагоприятные условия (угроза или лишение определенных ценностей) для осуществления собственных интересов субъектов, направленные на их содержание и одновременно – на удовлетворение общественных интересов в охране и защите;

  • Негативный характер (использование преимущественно принудительных, силовых средств);

  • Уменьшение объема свободы, а значит, и прав человека, что осуществляется с помощью обязанностей, запретов, мер защиты и наказаний, сводящих разнообразие в поведении субъекта до определенного «предельного» состояния;

  • Направленность на охрану общественных отношений, индивидуальной и коллективной свободы.35

Эти постулаты сформулированы в статье 29 ВДПЧ: «При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе».

Правовые ограничения содержатся в статье 19 МПГПП, предусматривающей право человека беспрепятственно придерживаться своих мнений, выражать эти мнения письменно, устно, в печати или иными способами по своему выбору. В п. 3 статьи 19 МПГПП отмечается, что пользование этими правами налагает особую обязанность и особую ответственность. «Оно может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми:

а)для уважения прав и репутации других лиц;

б) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения».36

Такие же требования указаны и в статьях 21 и 22 МПГПП.

Комитет ООН по правам человека так трактует положения, установленные в этих статьях: такие ограничения должны быть "установлены законом" (пункт 3 статьи 19), должны устанавливаться "в соответствии с законом" (статья 21), или "предусматриваться законом" (пункт 2 статьи 22). Кроме того, ограничения должны быть "необходимыми" (пункт 3 статьи 19) или "необходимы в демократическом обществе" (статьи 21 и 22). Более того, любое ограничение должно служить достижению одной из законных целей, упомянутых в пункте 3 (а) или (b) статьи 19, в статье 21 или в пункте 2 статьи 22. Статья 20 Пакта является очень специфичной по своей природе, потому что в ней не только допускается ограничение, но содержится положение, обязывающее государств-участников налагать определенные ограничения на свободу выражения, а именно запрещать пропаганду войны и выступления в пользу разжигания ненависти, представляющие собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию.37

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах допускает ограничения прав постольку, поскольку это совместимо с природой указанных прав, и исключительно с целью способствовать общему благосостоянию в демократическом обществе (статья 4).

Часть 2 статьи 11 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод38 гласит: «Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах государственной безопасности и общественного спокойствия, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, защиты здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц».39

Часть 3 статьи 14 Конституции РТ устанавливает основания ограничений прав и свобод: «Ограничения прав и свобод граждан допускаются только с целью обеспечения прав и свобод других граждан, общественного порядка, защиты конституционного строя и территориальной целостности республики».

Дальнейшая регламентация ограничений установлена в соответствующих нормативных актах, о которых будет отдельно указано в каждой из следующих глав учебника, посвященных отдельным правам человека.

Таким образом, мы можем дать такое определение ограничению прав и свобод человека - это необходимые и важные средства и моральные и нормативные правовые требования, предусмотренные для обеспечения гуманизма, взаимопонимания и сохранения пределов свободы людей.

Исходя из этого определения и анализа международно-правовых договоров и внутреннего законодательства можно сделать вывод, что существуют три условия, при которых возможно ограничение прав и свобод человека:



  • Ограничения должны быть предусмотрены законом;

  • Ограничения должны преследовать правомерные цели;

  • Эти ограничения необходимы в демократическом обществе.

Рассмотрим каждое из них более подробно.

Ограничения должны быть предусмотрены законом. Если посмотреть на основания ограничения прав человека в законодательной системе современных государств, то можно увидеть два основных вида ограничения прав человека и гражданина:

1. Общие случаи ограничения прав и свобод человека и гражданина, возникшие объективно в умеренных условиях и установившиеся в пределах государственного и международного законодательства.

2. Ограничение прав и свобод человека и гражданина при чрезвычайных ситуациях, которым присущи исключительные условия.

Ограничение прав и свобод человека и гражданина в умеренных условиях осуществляется посредством различных нормативных правовых актов. Их общие основания установлены в Конституции Республики Таджикистан, МПГПП и МПЭСКП, и другими правовыми актами.

Конституция Республики Таджикистан, избрав путь создания демократического, правового государства и гражданского общества, широко использовала новые достижения правовой науки. Конституция Таджикистана признала ограничение прав и свобод человека и гражданина в определенных условиях как основное средство сохранения порядка, защиты прав и свобод людей и других ценностей независимого Таджикского государства, исходящих из общих целей Таджикского народа.

Как было отмечено, часть 3 статьи 14 Конституции Республики Таджикистан посвящена этому вопросу. Данная статья разрешает осуществлять ограничение прав и свобод граждан только по таким основаниям и целям:



  • с целью обеспечения прав и свобод других;

  • с целью обеспечения общественного порядка;

  • с целью обеспечения защиты конституционного строя;

  • с целью обеспечения защиты всех ценностей.

Наравне с основными источниками другие нормативно – правовые акты могут, в отдельных случаях, ограничивать права и свободы человека. Однако надо иметь в виду, что другие отраслевые законы могут ограничивать права и свободы человека только в определенных целях, установленных Конституцией и общепризнанными международными договорами, в области прав человека. То есть, цели ограничения не должны выходить за пределы установок указанных источников.

Ограничение прав и свобод человека и гражданина при чрезвычайных ситуациях. Чрезвычайным положением называются временные мероприятия и законы, объявленные с целью обеспечения безопасности граждан и государства, в случае возникновения действительной угрозы и опасности государственной системе, правам и свободам граждан, независимости государства и его целостности и или природных катаклизмов с невиданным ущербом, не позволяющим нормальную деятельность государственных органов.

В таком случае, в соответствии со статьей 46 Конституции Республики Таджикистан и Законом Республики Таджикистан «О правовом режиме чрезвычайного положения» от 3 сентября 1995 года, Президент Республики Таджикистан имеет право объявить чрезвычайное положение.

Чрезвычайное положение в Республике Таджикистан объявляется и вводится в соответствии со статьями 46 и 47 Конституции Республики Таджикистан и Законом «О правовом режиме чрезвычайного положения»от 3 сентября 1995 года.

Общие основания для введения чрезвычайного положения установлены статьей 46 Конституции Республики Таджикистан, которые можно разделить по разным основаниям.

1. В зависимости от того, кто или что является источником угрозы:


  • Условия, возникающие независимо от действий человека, в результате которых непосредственно появляется угроза основам государственного строя.

  • Условия, возникающие из природных катаклизмов, при которых конституционный орган не может нормально исполнять свои обязанности.

2. В статье 46 Конституции Республики Таджикистан общим образом определены основания, послужившие причиной объявления чрезвычайного положения:

    • угроза непосредственно правам и свободам граждан;

    • угроза независимости государства;

    • угроза целостности государства;

    • ситуацию когда, независимо от природных катаклизмов, государственные органы не могут исполнять свою деятельность.

В соответствии с частью 2 статьи 46 Конституции Республики Таджикистан, срок чрезвычайного положения составляет 3 месяца. Президент Республики Таджикистан, в необходимых условиях и случаях, может продлить этот срок.

Порядок назначения и оформления чрезвычайного положения осуществляется в соответствии с законодательством Республики Таджикистан. С появлением, названных выше угроз Президент Республики Таджикистан в соответствии с пунктом 24 статьи 69 Конституции Республики Таджикистан объявляет чрезвычайное положение по всей республике или в отдельных местностях, находящихся под угрозой. Указ обязательно представляется на утверждение Маджлиси Оли и относительно его делается сообщение в ООН.

Совместное заседание Маджлиси Намояндагон и Маджлиси Милли для рассмотрения данного указа, созывается не позднее 3 дней с момента его издания. Указ утверждается большинством членов парламента.

Правовой статус населения меняется в какой-то степени во время чрезвычайного положения. В зависимости от существующей угрозы, некоторые трудящиеся в нерабочее время продолжают службу (врачи, военные, милиция и другие), а другая часть, в зависимости от обстоятельств, прекращает свою трудовую деятельность (учителя средних школ, работники детских садов и другие работники учебных заведений). В этих условиях возможно прекращение обучения в школе, работы в поле. Ограничивается часть гражданских прав из категории защиты прав потерпевших (статья 21 Конституции Республики Таджикистан), тайна переписки и телефонных разговоров (статья 23 Конституции Республики Таджикистан), свобода передвижений и выбора места жительства (статья 24 Конституции Республики Таджикистан), право участвовать в религиозных мероприятиях (статья 26 Конституции Республики Таджикистан), право участия в демонстрациях (статья 29 Конституции Республики Таджикистан), свобода слова, печати, право использования средств информации (статья 21 Конституции Республики Таджикистан) и другие. Такие ограничения вводятся только при наличии действительной угрозы.

Наряду с правами и свободами человека и гражданина, ограниченными при чрезвычайном положении, есть права и свободы человека и гражданина, которые не ограничиваются ни при каких обстоятельствах. Это такие права, которые государство и общество не имеют морального права ограничивать. Часть их, будучи естественными (как социальное событие), не могут существовать вне человека. Пример, не имеют значения ограничения права на жизнь, равноправие, самостоятельную и беспристрастную судебную защиту. Другая часть, появившаяся из природы демократического и правового государства, считается гарантией их защиты при сохранении демократического направления развития Таджикского государства.

Например, при чрезвычайных обстоятельствах Таджикистан не может отвернуть от защиты интересов своих граждан, находящихся за границей. Государство должно, несмотря на внутреннюю обстановку в стране, исполнять по отношению к гражданам свои обязательства. Поэтому право на защиту граждан Республики Таджикистан сохраняется и за пределами страны (статья 16 Конституции Республики Таджикистан) в течение действия чрезвычайного положения.

Независимо от чрезвычайного положения, никто не может отрицать равенство всех перед судом и законом. Государство гарантирует каждому права и свободы, несмотря на национальность, происхождение, пол, язык, религиозные убеждения, политическое положение, социальное положение, образование и имущество - сказано в статье 17 Конституции Республики Таджикистан, - ограничение которых при чрезвычайных обстоятельствах недопустимо.

Также в течение чрезвычайного положения не ограничиваются равноправие мужчин и женщин (статья 17 Конституции Республики Таджикистан), право на жизнь, проживание, личную неприкосновенность (статья 18 Конституции Республики Таджикистан), гарантии судебной защиты, право на беспристрастный, независимый и честный суд, право на защиту (статья 19 Конституции Республики Таджикистан), презумпция невиновности (статья 20 Конституции Республики Таджикистан), неприкосновенность жилья (статья 22 Конституции Республики Таджикистан), право ознакомления с документами, относящимися к интересам личности (статья 25 Конституции Республики Таджикистан) и право объединять и участвовать в организации политических партий (статья 28 Конституции Республики Таджикистан).



Ограничения должны преследовать правомерные цели.

Ограничения, предусмотренные законом, имеют такие цели:

- для уважения прав, репутации и свобод других;

- обеспечение общественного порядка и общего благополучия в демократическом обществе;

- для охраны государственной безопасности;

- обеспечение требований справедливой нравственности.

Например, в статье 20 МПГПП закреплена возможность ограничивать античеловеческую и антинравственную пропаганду, пропаганду войны, выступления в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющие собой подстрекательство к дискриминации, вражде и насилию.

Такое ограничение предусмотрено, прежде всего, в целях обеспечения порядка, защиты прав и свобод других людей и конституционного строя, которое вытекает из части 3 статьи 14 и других статей Конституции, МПГПП. Например, такие цели устанавливает часть 5 статьи 8 Конституции Республики Таджикистан: «Создание и деятельность общественных объединений и политических партий, пропагандирующих расовую, национальную, социальную и религиозную вражду или призывающих к насильственному свержению конституционного строя и организации вооруженных групп, запрещаются».

Уголовный Кодекс Республики Таджикистан, предусматривая наказания за возбуждение национальной, расовой, местнической или религиозной войны (статья 189), насильственный захват власти и насильное удержание власти (статья 306), публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя в Республике Таджикистан (статья 307),определённо запретив такие действия, установил уголовную ответственность них.

Таким образом, конституционные постановления конкретно приводятся в отраслевых законах. Также могут быть ограничены права лиц при признании их судом виновными в совершении преступления. Пример - лишение свободы, занимаемой должности и другие, имеющие такое значение. Например, часть 4 статьи 27 Конституции Республики Таджикистан устанавливает: «Лица, признанные судом недееспособными, либо содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда, не имеют права участвовать в выборах, референдумах».

Как выше было отмечено, Конституция Республики Таджикистан разрешает с определенной целью ограничивать права и свободы человека и гражданина. А теперь рассмотрим, до какой степени эти цели для нас важны.

С целью обеспечения прав и свобод других. Эти требования, прежде всего, вытекают из содержания статей 1, 5 и 6 главы первой и других статей главы второй Конституции Республики Таджикистан, где непосредственно изложены общие и индивидуальные основания уважения и защиты прав и свобод человека.

Государство, которое с ответственностью берет на себя обязательство признания и защиты прав человека и гражданина, не может достигнуть цели без ограничения действий, приносящих вред объявленным свободам. Неизбежное ограничение в этом направлении считается средством достижения цели. Пример, статья 8 Конституции Республики Таджикистан, объявив развитие общественной жизни на основе различных политических направлений и идеологий, не позволяет какой-нибудь идеологии, перейдя в государственную, ограничить идеологическую свободу других. Или статья 2 Конституции Республики Таджикистан, объявив государственным языком таджикский язык, разрешает в качестве средства общения использовать языки других народов и национальностей, проживающих в Таджикистане. Например, в судебном заседании принимается во внимание местный язык. Однако с другой стороны, наравне с провозглашением таджикского языка государственным языком, кажется, что существование других языков ограничено, ибо вся государственная документация и официальные протоколы производятся на государственном языке - таджикском. Конечно, нация и язык являются главными атрибутами государства и суверенитета, когда каждое современное государство защищается им, однако наравне с этим государство, признавая свободное применение других языков в отношениях друг с другом, не позволяет ограничивать круг использования государственного языка. Однако само признание других языков как средства общения в какой-то мере влияет на сферу государственного языка. Конституция Республики Таджикистан, объявив неприкосновенными личность, жилище, тайну переписки и др., наравне с этим определила в отраслевых законах административное, гражданское и уголовное наказание за нарушение неприкосновенности жилья, личности, чести и достоинства, переписки и свободы совести. То есть, под угрозой наказания удерживает всех, как отдельных лиц, так и государственные органы, от определенных действий, посягающих на признанные права и свободы, что является одним из необходимых ограничений свободы от неуместных действий.



Ограничение прав и свобод с целью обеспечения общественного порядка. Ограничение прав и свобод - обязательное предписание для сохранения общественного порядка. Порядок и система обосновывают цель и признание свободы в обществе. Конституция Республики Таджикистан, объявив народ источником власти установила в 6 статье особый порядок выражения этой власти, путем референдума и выборов. То есть, Конституция предусматривает выражение власти не путем свободной анархии, а путем установленного порядка, конкретизированного в других законах. В таком установлении порядка и определенности можно непосредственно усмотреть ограничение действий человека, людей. Однако цель этого ограничения - порядок и стабильность в обществе. Или статья 8 Конституции Республики Таджикистан, объявив свободу различных политических направлений и идеологий, общественных объединений и политических партий, ограничивает одновременно их деятельность в пределах Конституции и законов.

Ограничение на создание и деятельность объединений и партий в пределах Конституции и законов обеспечивает порядок и стабильность в обществе.



Ограничение прав и свобод с целью обеспечения защиты конституционного строя. Ограничение прав и свобод человека и гражданина, как необходимое предписание для обеспечения защиты конституционного строя, есть результат воли народа. Под понятием конституционного строя можно понимать в общем значении все конституционные достижения, однако под ограниченным значением предусматривается, прежде всего, система демократического строя, которая по определенной форме и порядку воплощают выражение воли народа. Государственная власть в Таджикистане осуществляется на основе разделения власти на законодательную, исполнительную и судебную (статья 9 Конституции Республики Таджикистан).

В соответствии с законодательством Республики Таджикистан различные попытки нарушения этого порядка запрещены. Именно поэтому в части 5 статьи 8 Конституции Республики Таджикистан говорится: «насильственное свержение конституционного строя…запрещается» Таким образом, Конституция, в защиту конституционных ценностей и прежде всего - обороны конституционного строя, достигнутых путем правовой демократии, ограничивает по определенным основаниям действия людей, объединений и партий. В соответствии со ст. 46 Конституции РТ в случае реальной угрозы правам и свободам граждан, независимости государства объявляется чрезвычайное положение, на основании которого кроме некоторых прав предусмотренных в статьях 16, 17, 18, 19, 20, 22, 25 и 28 Конституции, другие ограничиваются.

Ограничение прав и свобод с целью обеспечения защиты территориальной целостности. Независимость и территориальная целостность есть одна из основных ценностей и единственное благо Таджикского народа, единство и целостность которого защищает Конституция Республики Таджикистан. Границы Таджикистана неделимы и неприкосновенны - сказано в части 1 статьи 7 Конституции Республики Таджикистан; это означает, что любые действия, направленные на нарушение целостности, запрещены, и никто не имеет право наносить ущерб этому единству. Поэтому часть 3 статьи 7 Конституции Республики Таджикистан гласит: «государство обеспечивает суверенитет, независимость и территориальную целостность Таджикистана. Пропаганда и действия, направленные на разделение единства государства, запрещаются». Ч. 3 ст. 14 Конституции допускает ограничения прав и свобод человека в следующих случаях:«Ограничения прав и свобод граждан допускаются только с целью обеспечения прав и свобод других граждан, общественного порядка, защиты конституционного строя и территориальной целостности республику». В данном случае основными ограничениями выступают: ограничение прав и свобод других, общественного порядка, конституционного строя и территориальной целостности. Именно поэтому статья 100 Конституции Республики Таджикистан, наряду с формой правления, демократической правовой, светской и социальной сущностью считает неизменной целостность государства.
Эти ограничения необходимы в демократическом обществе.

Данная формулировка, означает обеспечение надлежащего баланса между интересами лич­ности и общим интересом защиты публичного порядка. Тем самым она представляет собой оценочный критерий, насколько присутству­ет соразмерность между дискреционными полномочиями, представ­ленными государством (наличие насущной общественной потребно­сти в ограничении40), и преследуемыми правомерными целями41. Государ­ство налагает ограничения не в соответствии с произвольным ус­мотрением законодателя, а в силу ответственности, возлагаемой на него за обеспечение публичного порядка42.

Для того, чтобы вынести решение на основании указанного условия, национальные суды должны применять принцип пропорциональности, задавая при этом себе вопрос: «является ли цель пропорциональной средствам ее достижения?». Под «целью» имеется в виду определенный интерес, отстаиваемый государством, как – то: «национальная безопасность», «общественный порядок», «нравственность», «права других лиц». Под «средством» понимается само вмешательство. Например, «средством» может являться уголовное осуждение; проведение обыска в помещении; изъятие средства, с помощью которого мнение было выражено, и др.

Решение, касающееся требования пропорциональности, базируется на принципах, заложенных в основе демократического общества. Для признания того факта, что вмешательство являлось «необходимым в демократическом обществе», национальные суды должны удостовериться в том, что «неотложная социальная потребность» во введении определенного ограничения на конкретное право существовала.



Каталог: sites -> default -> files -> library
library -> Приглашение в социологию
library -> Н. И. Пирогов Вопросы жизни. Дневник старого врача
library -> Энтони Гидденс Социология
library -> Самодержавие и дальний восток россии
library -> Культурного и природного наследия имени д. С. Лихачева
library -> Аннотированный список компакт дисков Естественные науки Математика. Физика. Химия География Биология
library -> Разведчество
library -> Большая книга тренингов по системе Станиславского
library -> Теоретическая социология Антология Том 2 Данное издание выпущено в рамках программы Центрально-Европейского Университета «Books for Civil Society»
library -> Социология: 2 том: Социальная стратификация и мобильность


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22




База данных защищена авторским правом ©www.vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница