Министерство сельского хозяйства


ТРУДОВАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ



страница7/25
Дата21.05.2018
Размер4.26 Mb.
#21349
ТипСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25

ТРУДОВАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ

Научный руководитель – БРАНЦЕВИЧ Е. П., ст. преподаватель

УО «Белорусская государственная сельскохозяйственная академия», Горки, Республика Беларусь


Одной из самых востребованных, жизненных и острых проблем в таком многонациональном объединении, как Евросоюз, остаётся дискриминация. Несмотря на все усилия самых различных институтов Союза, до сих пор отдельные проявления дискриминации отнюдь не редкость. Не обошла эта проблема и сферу трудовых отношений.

Необходимо отметить, что принцип равенства (принцип запрета дискриминации) является одним из основных принципов функционирования Европейского сообщества и Европейского союза (далее – ЕС). Свое начало он берет в ст.ст. 12 и 13 Договора о ЕС. В ст. 12 закрепляется запрет любой дискриминации в государствах-членах по признаку государственной принадлежности. Ст. 13 наделяет Сообщества полномочиями по принятию мер борьбы с проявлением дискриминации по другим основаниям: пол, раса, этническое происхождение, религия или убеждения, инвалидность, возраст, сексуальная ориентация. Недопустимость дискриминации является важнейшим принципом основных прав личности в соответствии со ст. 21 Хартии Европейского союза об основных правах 2000 г.

В трудовом праве ЕС принцип равенства реализуется тремя блоками норм. Первый блок касается обеспечения недискриминации по признакам расового и этнического происхождения, второй блок – по признакам религии или убеждений, инвалидности, возраста, сексуальной ориентации в трудовых и тесно связанных с ними отношениях, третий блок касается обеспечения равноправия мужчин и женщин в профессиональной сфере.

Первый блок норм содержится в Директиве Совета 2000/43/ЕС от 29 июня 2000 г., имплементирующей принцип равенства между людьми безотносительно расового и этнического происхождения, второй блок норм концентрирует Директива Совета 2000/78/ЕС от 27 ноября 2000 г. о создании общих стандартов в поддержку равноправия в сфере занятости и труда.

Оба документа чрезвычайно похожи в своих положениях, их объединяет общий подход к запрету дискриминации на основе соответствующих признаков. Директива 2000/78/ЕС, как и Директива 2000/43/ЕС, различает прямую и косвенную дискриминацию. Прямая дискриминация имеет место, когда одно лицо находится в условиях менее благоприятных, чем другое находится, находилось или могло находиться в такой же ситуации в виду одного из перечисленных дискриминационных признаков. Косвенная дискриминация имеет место, когда бесспорно нейтральные положения, критерии или практика могут поставить одно лицо в менее благоприятное положение по сравнению с другими лицами в зависимости от дискриминационных признаков – при этом критерии и практика объективно не оправданы законными целями, а средства их достижения не являются соответствующими и необходимыми.

В качестве исключения Директива 2000/78/ЕС делает законными обоснованные различия в условиях труда и занятости по признакам инвалидности и возраста.

Третий блок норм о запрете дискриминации в трудовом праве ЕС содержится в многочисленных источниках права Европейского союза. Обеспечению равноправия мужчин и женщин в профессиональной жизни в ЕС уделяется самое пристальное внимание.

Принцип равенства мужчин и женщин провозглашается Договором о ЕС одним из основных принципов деятельности Европейского сообщества. В соответствии с пар. 2 ст. 2 Договора вся деятельность Сообщества «направлена на устранение неравенства и содействие достижению равенства между мужчиной и женщиной». Данный принцип рассматривается как один из основных принципов правового статуса личности в ст. 23 Хартии Европейского союза об основных правах 2000 г.

Таким образом, принцип равенства мужчин и женщин формально выводится за рамки принципа недискриминации и ставится наряду с ним по значимости. Хотя на самом деле положения об устранении неравенства между мужчиной и женщиной являются частным случаем проявления принципа недискриминации. Действуя на основании ст. 13 Договора о ЕС, Сообщество предпринимает соответствующие меры для борьбы с дискриминацией по признаку пола точно так же, как и меры по борьбе с дискриминацией по другим признакам [1, c. 19–21].

Договором о ЕС установлен принцип равной оплаты для мужчин и женщин за равный или равноценный труд. Государства-члены обязаны обеспечивать его соблюдение в соответствии с п. 1 ст. 141. Договора, где также определены понятия «оплата» и «равная оплата без дискриминации по признаку пола».

Однако, несмотря на все принятые нормативные правовые акты по данным, обнародованным Евростат накануне 8 марта 2016 г., женщины в странах-членах Евросоюза получают на 16 % меньшую заработную плату, чем мужчины.

В 2014 году гендерная разница в оплате труда в Евросоюзе составила 16,1 %. Из этого следует, что женщины получили лишь 84 цента с каждого евро, которые мужчины зарабатывали за один час, – констатировали в ЕС.

Среди стран-членов наименьшая дискриминация в этой сфере была в Словении и на Мальте (5 %) и составила более 20 % в Эстонии, Австрии, Чехии, Германии и Словакии [2].

Хотелось бы отметить, что антидискриминационная программа действий ЕС обеспечивает реализацию принципа равного обращения путем информирования людей о своих правах и обязанностях, противодействия дискриминационным позициям и поведению.

Таким образом, можно констатировать значительные достижения Европейского союза в сфере борьбы с дискриминацией и установления принципа равенства. Конечно, работа в этом направлении не прекращается, примером чему могут служить последние изменения, связанные с принятием Директивы 2010/41/EU от 7 июля 2010 г., устанавливающей принцип равного обращения между мужчинами и женщинами, являющимися лицами свободных профессий, и пришедшей на смену Директиве 86/613/ЕЭС [3].

Многие положения права Европейского союза, такие как концепции прямой и косвенной дискриминации, виктимизации, иных мер защиты нарушенных прав, не находят отражения в отечественном законодательстве, что ещё раз подтверждает целесообразность использования опыта Европейского союза в сфере обеспечения равенства и борьбы с дискриминацией.


ЛИТЕРАТУРА
1. Трудовое и социальное право Европейского союза: документы и материалы. – М.: Права человека, 2005. – 98 с.

2. В Евросоюзе признали дискриминацию в оплате труда женщин // [Электронный ресурс]. – 2016. – Режим доступа: https://focus.ua /. – Дата доступа: 23.09.2016.

3.Фомин, Д. Дискриминация в сфере труда: опыт Европейского Союза / Д. Фомин [Электронный ресурс]. – 2011. – Режим доступа: http://eulaw.ru. – Дата доступа: 23.09.2016.
УДК 342.413

СУХОПАРОВ В. П., студент



НАЦИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННЫХ

КОНСТИТУЦИЙ

Научный руководитель – ДЕМИЧЕВ Д. М., д-р юрид. наук, профессор

УО «Белорусский государственный экономический университет», Минск, Республика Беларусь


Введение. В условиях интеграции правовых систем, функционирования универсальной (Организация Объединенных Наций) и региональных международных организаций (Совет Европы, Евразийский Экономический Союз, Организация американских государств и др.) исследование национальных аспектов современных (действующих в настоящее время – по состоянию на 1 сентября 2016 г.) конституций представляет особый научный интерес.

Цель работы. Выявить наличие национальных аспектов современных конституций.

Материалы и методика исследований. Методология исследования носит комплексный характер и представлена следующими методами: диалектическим методом, индукцией, историческим, компаративным и формально-юридическим методами.

Результаты исследования и их обсуждение. Национальный аспект указывает на принадлежность к конкретной народности или нации [1, с. 619]. Однако этот признак может быть отождествлен с признаком «государственный». (Мы исходим из того, что историческое развитие цивилизаций объединило народы в рамках государственных границ и в результате был установлен их политический статус.) «Национальность» конституции проявляется в особом подходе государства (народа) к урегулированию определенных сторон фундаментальных общественных отношений, что формально объективировано в конституционно-правовых предписаниях.

Современные конституции устанавливают, каким образом организована государственная власть. Власть в большинстве демократических государств осуществляется согласно принципу ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную (Великобритания, Итальянская Республика, Республика Беларусь, Республика Греция, РФ, США, ФРГ, Япония и др.). Так, одна из идей континентального либерализма стала космополитической.

Некоторые современные конституции (Конституция Бразилии 1988 г., Конституция Колумбии 1991 г.) предусматривают наряду с законодательной, исполнительной и судебной существование избирательной власти, принадлежащей избирательному корпусу. Однако такая власть не является четвертой ветвью, поскольку в результате ее непосредственного осуществления она приобретает опосредованную форму, оставаясь при этом властью народа, что также является практическим воплощением либеральной идеи.

Единоличное сосредоточение государственной власти в абсолютных монархиях (Катар, ОАЭ и др.) также не может быть обозначено как национальный аспект, поскольку, во-первых, это предусмотрено конституциями не одного государства, во-вторых, имеет место продолжение исторического опыта Средневековья.

Международные обязательства, принятые государствами в соответствии с универсальными и региональными международными договорами во второй половине XX в., детерминировали конституционные основы правового статуса личности сверхновых конституций (Конституция Республики Беларусь 1994 г., Конституция Республики Болгария 1991 г., Конституция Республики Польша 1997 г. и др.). Международный характер приобрели также права, гарантированные конституциями предыдущих поколений.

Вместе с этим международные договоры (Европейская конвенция прав человека и основных свобод 1950 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. и др.) предусматривают возможность государств-участников ограничивать некоторые права человека в интересах государственной/национальной безопасности, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности населения. Это такие права, как право на свободу и личную неприкосновенность, свободу мысли, совести и религии, право на мирные собрания, право на уважение личной и семейной жизни и др. Ограничение государствами прав допускается в исключительных случаях на основании закона. Следовательно, потенциальные национальные аспекты дерогации (к примеру, ограничение прав по мотивам нравственности определенного населения) имеют место не на конституционном уровне, а на уровне законов. При этом «правомерность» (необходимость) ограничения прав конкретным государством определяется международными органами «правосудия по правам человека». Это связано с тем, что большинство современных государств признает компетенцию таких органов, как Комитет ООН по правам человека, Европейский Суд по правам человека, Межамериканская комиссия по правам человека, рассматривающих жалобы частного и заявления публичного характера. Это, в частности, нашло свое выражение в ст. 61 Конституции Республики Беларусь 1994 г.: «Каждый вправе… обращаться в международные организации с целью защиты своих прав и свобод» [2]. Таким образом, регулирование правового статуса личности современными конституциями не отражает национальных аспектов.

В рамках института избирательного права наблюдается тенденция искоренения «национального», что характерно для некоторых государств-членов Европейского союза во исполнение Маастрихтских соглашений [3, с. 261]. В Конституции Испании 1978 г. активным избирательным правом на выборах в муниципальные кортесы обладают граждане государств ЕС, проживающие на территориях соответствующих административно-территориальных единиц Испании, а, согласно с Конституцией Франции 1992 г., граждане государств-членов ЕС обладают и пассивным избирательным правом. Эта статья позволяет выявить характерный для большинства современных конституций национальный аспект избирательного права, согласно которому им обладают исключительно граждане конкретного государства. Такой подход является более обоснованным с точки зрения идей либерализма (государство есть объединенный народ, управляемый его представителями), однако в эпоху глобализации социальных явлений вполне допустима его модификация.

Весьма спорным представляется обозначение «рационализированного парламентаризма» (сущность которого заключается в ограничении парламентской власти относительно роспуска правительства) как национального аспекта. Поскольку, с одной стороны, «рационализированный парламентаризм» был введен Веймарской Конституцией Германии 1919 г. и действует согласно Конституции ФРГ 1949 г. С другой стороны, современные конституции «расширяют» возможность ограничения парламентской власти регламентацией делегированного законодательства (что предусмотрено, в частности, Конституцией Республики Беларусь 1994 г.).



Заключение. На основании проведенного исследования можно сделать следующий вывод. Глобализация юриспруденции, выражающаяся в заимствовании государствами положительного зарубежного опыта правового регулирования общественных отношений, прогрессивном развитии международного права и сотрудничества в области прав человека, межнациональных научных дискуссиях, обусловливает искоренение национальных аспектов современных конституций. Правовое регулирование фундаментальных общественных отношений в государстве приобретает международный характер, а идеи либеральной идеологии стали космополитическими. На уровень научного дискурса выносятся положения об ограничении государственного суверенитета выраженным волеизъявлением международного сообщества (нормами международного права).
ЛИТЕРАТУРА
1. Винокурова, С. П. Национальность / С. П. Винокурова // Социология: Энциклопедия / редкол.: А. А. Грицанов [и др.]. – Минск, 2003. – С. 619.

2. Конституция Республики Беларусь от 15 мар. 1994 г. (с изм. и доп., принятыми на республик. референдумах 24 нояб. 1996 г. и 17 окт. 2004 г.) // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 1999. – № 1. – 1/0; 2004. – № 188. – 1/6032.

3. Василевич, Г. А. Конституционное право зарубежных стран: учебник / Г. А. Василевич, Н. М. Кондратович, Л. А. Приходько; под общ. ред. Г. А. Василевича. – Минск: Книжный дом, 2006. – 480 с.
УДК 331.105.44

УЗДЯКИН Д. С., магистрант



ЮРИДИЧЕСКОЕ ПОНЯТИЕ «ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ

СОЮЗ» В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Научный руководитель – ДЕМИЧЕВ Д. М., д-р юрид. наук, профессор

УО «Белорусский государственный экономический университет», Минск, Республика Беларусь


Введение. Конституционное право на свободу объединений трудящихся в профессиональные союзы занимает важное место в системе прав и свобод человека. В настоящее время возможность создавать профессиональные союзы признается законодательством всех демократических государств, что отражается в соответствующих конституционных статьях [1, с. 44].

Деятельность структур гражданского общества, неотъемлемым элементом которого являются профессиональные союзы, представляет собой одно из важнейших условий осуществления эффективных социально-политических и экономических преобразований. Профсоюзы Беларуси – самая массовая общественная организация, которой принадлежала и принадлежит огромная роль в социально-экономическом и культурном развитии белорусского общества [2, с. 7].

Должное развитие деятельности профессиональных союзов невозможно без теоретического обоснования, поэтому представляется актуальным определить понятие профессионального союза и изучить его правовые аспекты.

Цель работы. Целью исследования является анализ правовых аспектов понятия «профессиональный союз» в законодательстве Республики Беларусь и выработка на этой основе предложений по его дальнейшему уточнению.

Материалы и методика исследований. Изучение специальной литературы и действующих актов законодательства, уставов и постановлений профессиональных союзов Республики Беларусь путем применения таких общенаучных методов исследования, как анализ, синтез, логический метод, а также сравнительно-правового метода и системного подхода.

Результаты исследования и их обсуждение. Профессиональный союз является одной из наиболее распространенных организационно-правовых форм некоммерческой организации. Основное значение профессионального союза как организационно-правовой формы некоммерческой организации заключается в содействии реализации и защите трудовых и социальных прав граждан, являющихся работниками или учащимися.

Часть первая пункта 3 статьи 46 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) не предусматривает такой организационно-правовой формы некоммерческой организации, как профессиональный союз. Вместе с тем часть первая пункта 3 статьи 46 ГК предусматривает, что юридические лица, являющиеся некоммерческими организациями, помимо организационно-правовых форм, предусмотренных указанной правовой нормой, могут создаваться в других формах, предусмотренных законодательными актами [3].

В юридической литературе до сих пор дискутируется вопрос о том, нужны ли профессиональному союзу права юридического лица. При этом высказываются точки зрения как в поддержку преимуществ уведомительной регистрации, так и в пользу деятельности без осуществления данной процедуры и, как следствие, без приобретения таким профсоюзом статуса юридического лица. Так, профсоюзная организация, не являясь юридическим лицом, не может быть самостоятельным субъектом гражданских правоотношений, включая отношения собственности, приобретения прав работодателя, а с ним – возможности найма квалифицированных сотрудников (например, юристов) для усиления правовой защиты членов профсоюза [4, с. 12].

Законодательным актом, предусматривающим возможность создания некоммерческой организации в форме профсоюза, является Закон Республики Беларусь от 22 апреля 1992 г. «О профессиональных союзах» (в ред. Закона от 14 января 2000 г. с изм. и доп.) (далее – Закон о профсоюзах), согласно статье 1 которого профессиональный союз является добровольной общественной организацией, объединяющей граждан Республики Беларусь, иностранных граждан и лиц без гражданства, в том числе обучающихся в учреждениях профессионально-технического, среднего специального, высшего образования, связанных общими интересами по роду деятельности как в производственной, так и непроизводственной сферах, для защиты трудовых, социально-экономических прав и интересов [5].

Таким образом, отличительными признаками профессионального союза как организационно-правовой формы юридического лица являются:

1) профессиональный союз является некоммерческой организацией, в связи с чем извлечение прибыли не является основной целью его деятельности и полученная прибыль не может распределяться между его членами (пункт 1 статьи 46 ГК). Основной целью деятельности профессионального союза является защита трудовых, социально-экономических прав и интересов его членов. В соответствии с частью четвертой пункта 3 статьи 46 ГК профессиональные союзы могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку она необходима для их уставных целей, ради которых они созданы, соответствует этим целям и отвечает предмету деятельности профсоюзов [3]. Часть шестая статьи 27 Закона о профсоюзах также определяет, что профессиональные союзы в соответствии с их уставными целями и задачами имеют право в порядке, установленном законодательством Республики Беларусь, осуществлять коммерческую деятельность, формировать необходимые фонды солидарности и иные фонды. Из изложенного можно сделать вывод, что прибыль, полученная от осуществления профессиональным союзом предпринимательской деятельности, направляется на финансирование достижения целей деятельности профессионального союза (материальное обеспечение предприятий по санаторно-курортному лечению и оздоровлению и др.);

2) профессиональный союз – это добровольная общественная организация, объединяющая граждан Республики Беларусь, иностранных граждан и лиц без гражданства;

3) основой объединения граждан в профессиональный союз служит общность их интересов как в связи с профессиональной деятельностью в определенной производственной или непроизводственной сфере, так и в связи с обучением в учреждениях образования. Исходя из норм действующего законодательства можно сделать вывод, что общность интересов граждан, объединяющихся в профессиональный союз, может основываться не только на принадлежности их к числу работников одной профессии или отрасли экономики, но и на работе в одной организации. Так, работники той или иной организации могут создать профессиональный союз для защиты своих трудовых и социально-экономических прав и представления своих интересов перед нанимателем [6].

Определение понятия «профессиональный союз» также содержится в статье 1 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее – Трудового кодекса). При этом до принятия Закона Республики Беларусь от 8 января 2014 г. «О внесении изменений и дополнений в Трудовой кодекс Республики Беларусь» [7] существовала коллизия норм между Трудовым кодексом и Законом о профсоюзах, так как, согласно статье 1 Трудового кодекса, целью деятельности профессиональных союзов являлась защита прав и интересов именно своих членов.

В соответствии с внесенными изменениями легальное определение понятия «профессиональный союз» претерпело определенные изменения: произошло расширение круга заинтересованных в защите профсоюзами своих трудовых прав до неопределенного круга лиц, т. е. фраза «своих членов» была упразднена. Таким образом, «коллизия была разрешена в сторону Закона о профсоюзах» [8, с. 5]. Однако полагаем, что данное противоречие было упразднено в неверном направлении. По нашему мнению, в соответствие необходимо было приводить Закон о профсоюзах, а не Трудовой кодекс [9, с. 150].

Согласно части пятой статьи 2 Закона о профсоюзах, профессиональные союзы (объединения профессиональных союзов) и их организационные структуры в соответствии с законодательством Республики Беларусь и их уставами являются юридическими лицами. Таким образом, из содержания части пятой статьи данного Закона следует, что организационные структуры профессиональных союзов являются юридическими лицами. В связи с этим возникают вопросы: в какой организационно-правовой форме должно быть создано такое юридическое лицо и к какому из видов юридических лиц (коммерческая либо некоммерческая организация) оно должно относиться?

На наш взгляд, определенный интерес представляет вопрос о том, должна ли организационная структура профессионального союза создаваться в одной из организационно-правовых форм, предусмотренных ГК, или же она может рассматриваться как самостоятельная организационно-правовая форма некоммерческой организации, предусмотренная Законом о профсоюзах, что допускается в соответствии с пунктом 3 статьи 46 ГК. Однозначно ответить на данный вопрос не представляется возможным.

Представляется, что некоторые организационно-правовые формы юридического лица, предусмотренные ГК, являются неприемлемыми для создания в них организационных структур профессионального союза в силу особенностей правового положения юридических лиц, созданных в таких организационно-правовых формах. Допустимой организационно-правовой формой для организационной структуры профессионального союза может быть, например, согласно статье 120 ГК, учреждение.

Однако следует отметить, что некоторые организационные структуры профессиональных союзов должны создаваться на основе членства. В частности, это касается первичных организаций того или иного профессионального союза, которые создаются в конкретной организации, являющейся нанимателем, или в учреждении образования, в которых работают или обучаются члены указанного профессионального союза. Последние будут выступать в качестве учредителей первичной организации. В связи с этим создание первичной организации профессионального союза в форме учреждения не представляется возможным [6].

Кроме того, отнесение профессиональных союзов к общественным объединениям при наличии в законодательстве отдельной формы юридического лица – «общественное объединение» – на практике порождает ряд проблем. Данные проблемы возникают в связи с тем, что в нормативных правовых актах используется понятие «общественное объединение» как в широком (в понимании ГК), так и в узком (в понимании Закона Республики Беларусь «Об общественных объединениях») смысле. В результате зачастую возникают вопросы о том, касается ли профессиональных союзов каждая конкретная норма, адресованная общественным объединениям [10, с. 9].


Каталог: jspui -> bitstream -> 123456789
123456789 -> Сборник материалов II международной научно-практической конференции 20 апреля 2016 г. Доннту: Донецк, 2016 эл версия русск яз
123456789 -> Распознавание речи и голосовое управление
123456789 -> Черникова О. Ю., Мозговой В. И
123456789 -> Анализ методов восстановления никель-кадмиевых аккумуляторов после потери емкости в процессе эксплуатации
123456789 -> Основы семейного права Украины
123456789 -> В. И. Желязко, Т. Д. Лагун мелиорация, рекультивация и охрана земель
123456789 -> Тема: Установление, восстановление и закрепление границ зе-мельных участков
123456789 -> Приоритетная задача современного земледелия за-ключается в повышении эффективности и стабильности сельскохозяйственного производства
123456789 -> Сборник материалов международной научно-практической конференции


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25




База данных защищена авторским правом ©www.vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница