Слезы умиления при взгляде на щенка



страница3/7
Дата03.09.2018
Размер1.47 Mb.
#48012
1   2   3   4   5   6   7

Культура


Предприниматели меняют культуру и норму поведения как перчатки. И это все делается для того, чтобы сбывать что–то новое под видом нужного, крайне необходимого. Часто на западе можно встретить рекламу: «Никаких табу, все покупаем!»

Даже культура – это яркая упаковка на товар, которая мгновенно выбрасывается под ноги (туда ей и место); товар проглатывается и начинается новый цикл. Сами немцы признают то, что наступила полная победа упаковки над содержанием.


Образование.

На Западе специализация – основа для благополучия. Но узкоспециализированные люди в нашем обществе интереса не вызывают. Мы живем ради общения, а не только ради денег. Впрочем, понять это можно, если вы проживете во Франции или Германии (вообще на западе) 5-10 лет. Хотя, возможно, Испания и Италия составляют исключение, сглаживая те же проблемы улыбками, отвечая на вопрос встречным вопросом и т.д.

Ни на один поставленный вопрос никогда ни один западный человек не ответит «Я не знаю». Интересно то, что он может сказать, проявляя свой интеллект: «Почему Вы, собственно, интересуетесь этим?» При этом он не выглядит дураком, да еще и интерес проявляет к «ближнему» своему. Другие, менее значительные ответы: "Завтра у меня будет время, и я подумаю об этом". Или вообще ничего не отвечает, но при этом не скажет даже обычного "нет". Т.е. разговор обо всем и ни о чем. Этим отвечаемый прикрывает свою непонятливость.

Это особенно проявляется в случаях, если собеседник иностранец.

В общем, люди, которые говорят о погоде, пересказывают содержание сенсаций из газет или телевидения, без собственного или хотя бы чьего–то анализа, нам, бывшим советским, не интересны.

Единственные вызывающие интерес  это шефы: у них наш кругозор. Они владеют эмоциями и не поддаются «уткам». Они самокритичны и имеют чувство юмора. Они почти «наши». Но нужно бояться таких людей. Зерно обмана у них, как и у других людей (их подчиненных) сидит очень глубоко. Нам до них 70 лет плюс каждое утраченное поколение. Поэтому многие и не стремятся туда, в то общество, где тело сыто, а душа голодна.

Итак, приходится выбирать, что насытить: тело или душу. А может, через сытость тела к сытости души?..

Нет, в целом умные люди там особо и не нужны. Человек, читавший хотя бы в школе Лермонтова, "Технику молодежи" или "Юный техник", не будет мечтать о работе на «конвейере». Да очень умные и не нужны. Зачем? Как управлять ими? Вот общество и строится из винтиков, которые смирно выполняют возложенные на них функции. К тому же все они очень уверены в своей полной свободе и прогрессивном развитии. Но самое обидное в их поведении – это полное игнорирование чужих, не западных, культур. И особенно нашей. Они не знают о нас ничего. Только то, что мы всё разваливаем. Даже наша открытость и сочувствие для них – наивность и слабоумие.

А вспомните хотя бы один западный фильм и сравните его с нашим. Для них все постсоветское и советское скучно. И не удивительно, ведь наши фильмы для думающих людей. Все американские фильмы якобы борются со злом, но при этом показывают столько крови, что положительный эффект остается смазанным. И как результат – жестокость, стрельба в школах, отупение и т.д.

Не гуманность, не вопросы улучшения и воспитания общества в центре телевидения, а только РЕКЛАМА, т.е. бизнес.


Семья как показатель общества

Как бы странным это ни казалось, но на западе очень много одиноких людей. Об этом умалчивают. А деньги, свою силу, энергию, ум нужно тратить не на семью и детей, а на работу. Отчасти (а может и в целом), это связано с эмансипацией. Женщины получили свободу, чтобы помочь мужчинам работать. И у них это очень хорошо получается: женщины исполнительны, всегда ответственны. Как правило, их с мужчинами связывают лишь профессиональные отношения. Слабая половина общества превратилась в феминисток. В 20 лет они учатся, в 30 – работают и лишь в 35-38 предпринимают попытку искусственно забеременеть. Вот почему так много среди мужчин встречается геев.

Запад (относительно Украины) – это полнейший порядок, всевозможные удобства и благополучие, развитие нужных и ненужных услуг, сытость и даже ожирение. Он покупает многих приезжих, а те продаются ему. Причем многие со скрежетом зубов и с тяжестью в желудке. Но продаются.  Конечно, ведь там сбываются все мечты детства: ходить с толстым кошельком денег и «сорить» ими. Особенно чувствуется это, когда приезжаешь оттуда в отпуск на Украину или в другую «СНГовскую» страну.

Хорошо там, где нас нет. Это правило действует на 100 %, в полном объеме. Да и вообще, наверное общества справедливого тоже не существует, ибо управляют человеком две вещи: страх или обман. Поэтому, где лучше жить, надо решать самим. А тем, кто стремится уехать в лучшую жизнь, нужно подумать, прежде, чем предпринять этот серьезный поступок.


Сергей Петренко
Эта статья меня почти потрясла. В соответствии с нашим авторским законодательством я запросил у её автора Марины Пойдиной её опубликовать среди материалов книги. Вместе с требованием коренного изменения названия страны и фамилии героя я это разрешение получил.

Но все же что-то заставило меня обратиться к Элизабет Вибе, - кстати, судьба её очень близка к судьбе героя рассказа: тоже из России, тоже в Европу... Я попросил прокомментировать эту эмоционально написанную статью: это что, всё правда?? И немедленно получил ответ, ещё более поразивший меня своей категоричностью. Вот он:

«О статье "Запад - дело тонкое". Статья безграмотная и злобная. Человек продал ради сытой жизни на Западе всё, что было ему дорого и составляло смысл его жизни. Нового смысла не обрёл. Вампирствует. Ведёт жизнь аутсайдера. "Человек, читавший Лермонтова..." его волнует. Такого человека можно поставить только на конвейер. Но он не захочет грязной работы, предпочтёт сидеть на шее налогоплательщика - того же платящего свои налоги рабочего конвейера. Тот будет работать, а чистоплюй - жить на социальную помощь и поносить руку, подающую ему хлеб. Не был он ни в низах немецкого общества, ни в верхах. Он вне этого общества. Читал Лермонтова. Почему не Гёте? Не Гейне? Не Канта? Не Гегеля? Не Маркса с Энгельсом, наконец?

Что он пишет о работе? Это же смех. "Не передаются дальше открытия, везде эффект изобретения велосипеда". Пусть уезжает из отсталой, изобретающей велосипеды Европы в передовую Украину!

Такие вот контрасты во мнениях. Наверное такое можно рассказать о любой стране.
О ВНУТРЕННЕЙ КУЛЬТУРЕ – ЧУЖОЙ И НАШЕЙ.
...ГДР, Магдебург, семидесятые годы. За границу мы тогда выезжали, чтобы вдохнуть кислорода. Так вот, как-то оторвавшись от своей заботливой гостеприимной хозяйки Евы-Марии Steffens, я ринулся самостоятельно погулять по городу. И на втором же трамвае я нарвался на местного дебила. Входя в трамвай, я услышал нечленораздельный вопль и с удивлением скосил глаза в сторону его источника. «Источник» встал, сел рядом и стал грубо приставать: Инглиш? Хунгария? Булгария? Я смотрел на этого отпрыска недобитого фашиста молча и думал: не откроюсь ни за что! И вдруг со стороны раздался рык одного из пассажиров, довольно интеллигентного и довольно крупненького. Парень как-то обмяк и отстал. Итак, кто-то совсем-совсем посторонний вмешался и осадил... Возможно ли у нас такое? Что делают в подобных случаях наши соотечественники? Обычно сидят или стоят и с неподдельным интересом наблюдают за происходящим. Не больше и не меньше.

Вот эпизод из российской жизни, из тех же семидесятых. Его мне рассказал мой знакомый о своем знакомом югославе, который довольно долго жил в России, в Москве, но так и не привык к нашим повадкам. Как-то на улице ему показалось, что три молодых мужика слишком уж настойчиво пристают к девушке и бросился ей помогать. Мужики сразу о ней забыли и... Этот югослав потом два месяца пролежал в нашей бесплатной больнице. Так вот, и первая, и вторая фаза этого дела были на глазах у наших невинных прохожих. И никто не вмешался!

А вот совсем сегодняшний российский коммерческий эпизод, я бы сказал целая эпопея с совсем уж простой процедурой покупки двух компьютеров. Замечу сразу: придумывают все комплектующие детали к ним где-то в Германии, изготавливают аборигены в Гонконге или в Малайзии, нам бы только научиться их как кубики правильно соединять и культурно продавать. Но это, как оказывается, очень трудная задача.

Первая же компьютерная фирма, почти рядом, с удовольствием приняла заказ: «Мы делаем все за сутки».

Отрадно. Но на самом деле нас пригласили на 3-й день. Ладно, мы предупредили: идем. Через 7 минут мы на месте. «Где же А., который с нами все время общался?» «А он только что вышел. На часик». Ладно, смотрим дальше. Кабеля нет пошли за кабелем, монитор чуть-чуть другой; вместо Windows’98 установлен Millenium, который нам сто лет не нужен. А девица, которая с нами говорила, плотно переключилась на увлекательный телефон. Естественно, мы повернулись и молча вышли. Скажите, возможно ли такое в Германии? И пусть признается Сергей Петренко, герой статьи: разве не ради избавления от такой шелупони он уехал в Европу?

Наша эпопея с компьютером на этом не закончилась. Нам посоветовали фирму подальше и подешевле. Заказ приняли по телефону. Это уже хорошо, доставку мы оплатили. Привез на машине такой нестарый по годам шофер, но с таким ужасно сморщенным лицом... Там три места. Он смотрит на меня: мол, забирай. Пока не намекнул, что доплатим, не двинул ни одним органом. Подумал я тогда: не делал бы намеков больше ведь получал бы... И лицом бы благороднее стал... Ну ладно, принесли все в офис. Сразу же оказалось, что монитор был в коробке с заводской оклейкой хотя просил ведь проверить у себя! Слава Богу, что эти малазийцы работают на совесть, все обошлось.

Вообще компьютер понравился, и я решил ребенку, который давно о таком плакался, купить у них же. Чтобы меньше играл с играми на КД, решил укомплектовать с минимальной оперативной памятью. Но... Нет, не немец я!…

Итак, заказываю прямо через 3 дня, договариваемся с тем же шофером. Меня надо было подсадить у метро. Дождь, ветер, в легком плащике жду более получаса, проклиная пробки, жалея шофера и боясь пропустить машину. Оказалось, что она приехала раньше меня. И стояла где-то в стороне. А шоферу трудно было зад оторвать от теплого места, пройтись вправо-влево пару раз. Потом за это я долго платил горлом и температурой.

Но и это ещё не все. Чтобы понять, что Россия все ещё дело очень толстое, почти дубовое, продолжу рассказ.

Привезли все на место. Распаковываем. Ребенок вожделеет все увидеть и услышать... И вдруг оказывается: разъем привезенного шнура куда надо не входит! ?! По телефону я произношу свое любимое «Рашен продакшен», оттуда не извинения этого наша высокая спесь нам ни за что не позволяет, а ненужное мне признание что-то наподобие «Ну, вот, видите, такие мы плохие!». Я почему-то забываю поднять вопрос о нанесенном ущербе моральном и материальном (мне пришлось часа на три уйти раньше с работы), и на этом разбор наш кончается. Но! теперь остается сомнение: а не обнаружу ли я на следующий приезд, после замены разъема, другого какого-либо сюрприза?!

Не буду посылать запрос, насколько подобное возможно в Германии или в Дании, или в Швеции. Думаю, знаю, да и так ясно: это почти невозможно. И нам здесь уже невозможно терпеть нашу безграничную спесь. Нам еще бы научиться хотя бы через раз сливать за собой воду в туалете и многое другое, что давно уже освоенное в давно очеловеченных странах. Этого мы обязательно добьемся, но, увы, значительно позже, чем Запад!

Пока же всем тем, кто куда-то от нас уехал, надо все-таки поменьше плакаться. А дебилов, хотя и чуть в другом исполнении, у нас не меньше и не больше, чем там. И бюрократов, захлопывающих дверь перед всем новым, тоже. Пока мы не введем Возвратное право или пока, не дай Бог, не появится угрозы настоящей войны, все так и будет. Но сегодня война не выход.

Давайте, дорогие мои современники и соотечественники, все вместе учиться быть в тонусе всегда - и без угрозы войны тоже. Иначе мы либо в 3-й мировой все вместе погибнем, либо деградируем как биосущества, став толстыми, больными и беспомощными. Или сгнием от взаимной агрессии.

При этом, согласитесь, медленно погибать по макушку в дерьме не слаще, чем от пули или в горящем космическом челноке.

Так что насчет того, что лучше, Европа или Россия, пока рассуждать не надо. В мирное время нам всем надо учиться друг у друга искусству саморазвития, и не только на благо самого себя, но и всех нас, вместе. Только так можно стать по-настоящему счастливым.
3. О МЕЖНАЦИОНАЛЬНОМ

И ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОМ

Социальная безопасность это в немалой степени и правильно установленные, урегулированные межнациональные отношения. А национальное развитие это и умение учиться у других, не выпячивая от чванства грудь. И наоборот не комплексуя. Нам есть чему учиться у других и есть чему учить других. Признаюсь, есть у меня свои симпатии, плохо скрываемые, есть и нелюбви как правило от полученных за свою жизнь ушибов и ран, а не по моде или причастности к какому-либо шовинистическому клану.

Я признаю, что гадости - наши собственные, родные, русские, и чужие - мне в равной степени противны. Нам всем еще расти и расти. Сейчас, изменив ''социалистические'' условия на ''рыночные'', мы явно получшели. Нас уже никто не опекает заочно, мы стали перед жесткой необходимостью быть кому-то нужными. Мы будем еще и еще лучше, как только наберемся мужества ввести правило с неизбежностью отвечать за любой ущерб, который мы нанесли любому другому а не потому, что мы нарушили какой-то нормативный акт. То есть надо срочно заменить господствующие в западном мире и у нас самих Римское право с ''Юридической ответственностью'' перед ''законом'', неважно, хорошо или плохо написанного, на ''Социальную ответственность'' – друг ради друга.

Но пока этого всего нет, и для нас межнациональные проблемы, внутренние и внешние, так же остры, как и десять, и сто лет назад. И тем более остры для «малых» народностей, с которыми мы проживаем по соседству… или которые среди нас. Ниже  рассказы о тех временах.


ТАК МОЖНО

И ОБИДЕТЬСЯ...

(Отвечая Н. Шульгину «ХХ век и мир», 1993 г. Материал подготовлен в 1994 году)



Народы продвинутся только тогда,

когда осознают всю глубину своего падения.

Эдгар КИНЭ
Когда кто-то из моих друзей начинает уж слишком слезно жаловаться на действительность, я неизменно задаю вопрос: а кто ее такой сделал? Разве в 45-м победили немцы? Если бы такое произошло, мы бы с вами в один голос могли кричать: а, проклятая немчура, "систему" нам пристроили кое-какую, разбрелись на полсвета, и грубо навязывают нам всем свои порядки, в науке установили диктат импотентов, в ЖЭКах немки нашим гражданам хамят, их торговки работают как сонные прожорливые мухи, а их детки попортили все наши лифты и без мата слова сказать не могут. Но разве это так?

Это что, немецкие шофера возят людей как дрова и от злости, что ли (на всех людей, на Бога), или просто так, для кайфа, неизменно захлопывают двери перед любым подбежавшим? И еще требовали забастовками приплаты без всякой меры и совести! Тогда я мечтал предложить ЖЭКам, префектурам или кому угодно повесить на стоянках автобусов у электричек стенды с чем-то типа таких стишков: «Увидев с электрички подбегающий народ, один шофер автобуса всех терпеливо ждет, а тот, другой, ухмылку пряча в рот, скорей от остановки жмет. Узнали? — это наш, российский жлоб» в те годы это было весьма актуально.  Нет, это все были наши шофера.

И это их (то есть из немцев) глупое правительство не догадывается переучивать безработных на шоферов? Или предложить пассажирам полгодика потопать ножками, чтобы неуступчивые забастовщики хорошенько проголодались? Нет, не их... Ну, а тогда на кого валить вину за дико галоппирующую инфляцию, распустившийся не слабее послереволюционного времени люмпен, ужасающие контрасты в уровне жизни? Контрасты вовсе не заслуженные: они не между лучшими и худшими, не между теми, кто ежедневно лезет в земное пекло за абсолютно нужной рудой и отсиживающими на солнышке остальными гражданами, а между теми, кто умеет урвать и кто не умеет.

Может быть, это они, немцы, выставили пушки и ракеты во все стороны и ревностно оберегают весь этот гной, чтобы травить им наших бедных граждан?

 Нет, уважаемые граждане, все это подстроили нам не немцы, все это сделали мы с вами сами.

А тогда на кого сейчас прикажите списывать издержки такой жизни? На кого, скажите мне, валить вину за то, что наша жизнь всегда была и есть круто замешана на соусе самоедства? Ведь сколько себя человечество помнит, «тартарийцы» (наши предки) всегда дрались: село на село, улица на улицу, класс на класс, каждый на каждого, каждый на всех и все на каждого?

Вот и оказалось, что сейчас, когда Запад научился делать сверх сложную и сверхтонкую технику, руки наших рабочих в разгар социализма производили несочленяющиеся детали с несовпадающими отверстиями, их разгильдяйство доводило зимой температуру в квартирах от почти уличной, заморозной, до жары средней по Сахаре; это их блевотина наполняла вагоны метро и из-за них ходить на улице в галстуке было просто опасно. Все это  воинствующая антиинтеллигентность, т.е. жлобство, или социальный идиотизм, суть которого лучше всего выражается формулой ХХБ, хочу хамить – и буду. Вот что значить объявить гегемоном целый социальный класс!

Примерно то же происходит сегодня, но с другим классом: собственников и их сподручных – менеджеров. Если не спохватимся вовремя, если не сумеем поднять как общественный символ, как высшую национальную идею духовность высокую культуру, всеобщую интеллигентность, с ними произойдет то же, что и с рабочим гегемоном за последние десятилетия до гибели СССР. Как всегда, с потерями для всех остальных.



Наша общенациональная беда – пьянство. Говорят, когда у князя Владимира десять веков тому назад был выбор, какую религию принять – православие или ислам, он выбрал первое потому, что второе требовало воздержания от спиртного. А первое еще открывало путь к красивой жизни, почти игре, которой нашим правителям показалась жизнь на Западе.

Вот мы и доигрались. Сегодня следовало бы напомнить, как христианство внесло к нам на своих плечах крючкотворство и казуистику судопроизводства, да что там  «правовое поле», ответственность всех живущих всего лишь перед писаными нормами  вместо ответственности перед живущими. Следовательно, именно оно внесло нам поле фактической безответственности и непуганности, прямой путь к идиотизации.

Давайте только вдумаемся. За последние полтора десятка веков сколько было перепробовано социально-экономических формаций, сколько общих и частных революций свершено, сколько философов переобсудило нашу жизнь в попытке найти корень зла  и все почти впустую, зло в наших странах не убавилось. А все потому, что над нами оставалось нечто одно, общее. Что?  Право. Оно правит нами в ц е л о м. Правосудие  это его не самое осязаемое, может быть даже  самое безобидное деяние.

Если мы что-то не изменим в нашей морали, нравственности, если мы не научимся сначала бояться ответственности за нанесенный ущерб другому (другим), а затем не начнем внутренне уважать чужие интересы – а это и есть нравственное поведение, то в будущем нас ждет ускоренное самоуничтожение, физическое и моральное, начиная и заканчивая пьянством.


Так на кого же нам вину валить за то, что мы так неохочи к труду, а от вида труда чужого у нас кровью наливаются глаза и сжимаются кулаки? Вы скажете, виноваты местные условия? Ну, а огромные контрасты в уровне жизни "наших" и "не наших"  например, нас и российских немцев в одной области, в одном крае  скажем, где-нибудь на Урале или в Поволжье или в Казахстане? Как это объяснить? Что скрывать: немцев наше местное население нигде не принимает именно потому, что боится контрастов не в свою пользу.

Наши мужички неизменно предпочитают стакан вина рубанку, наши женщины вместо того, чтобы за два часа связать варежки, по полдня давятся за ними в очереди финны мне на это, удивляясь, пальцем показывали. Не потому ли наше правительство и нами же избранный парламент, пусть они такие-растакие, но ведь годами ничего не могут сделать при готовых-то рецептах и западных и восточных? Да сиди они хоть сутками, как можно сделать что-то из ничего?

 Что, глаза колет? Не для того читателя написал? Для того, для того! Разве что слишком слабо! В предыдущее десятилетие литовцы смогли более чем вдвое поднять свою рождаемость и тем спасли себя от физического вырождения только  только!  за счет активизации собственного национального самосознания! А не за счет каких-то умных стимулов, сверххитрой организации труда и так далее; ведь тогда они, как и все другие, были по рукам и ногам опутаны выпускаемыми в обилии нашими бюрократами-пауками приказами, инструкциями, ОСТами, ГОСТами ..., то есть нашей же "системой". Но ведь смогли!

Нет для любого человека, любой нации чего-либо вредней, чем лишить себя обратных связей, добросовестной и беспощадной критики, поддаться на сладкую ложь, отдаться истоме собственного саморасслабления, саморазжижения, саморастворения,... самоистребления. А далее, высказав без чувства ложного стыда и раскаяния о «наших» всё, что я о них думаю, даже если кто-то упрекнет меня в русофобии и в других не менее тяжких грехах, продолжу свои вопросы-обнажения.

На кого, скажите мне, валить вину за то, что мы тысячелетие тому почти безропотно поддались на сладкую патоку христианства, полвека спустя буквально списали у погибающей Византии их гнилое правосудие, а около века тому поддались на вышедшие из Христианства коммунистические идеи всеобщего благоденствия? А теперь, когда уже каждый знает, чего они стоят, мы никак не решимся выпить горькое лекарство и разом перепрыгнуть из сладкой грязи в новое пространство жесткой чистоты человеческих отношений с господством авестийских, исконно наших принципов полной возмездности, когда, во-первых, каждый каждому нужен и, во-вторых, гордится тем, что каждый сам за себя в ответе и каждый себя обеспечивает. А не ворует или не вымогает незаслуженное (вчера одними методами, сегодня другими...).

Как не хочется соглашаться со всякими авторами, что сладкая, тягучая и вонючая полужизнь  от Бога, и нам, русским, дана навсегда, что навсегда мы обречены быть заложниками всего гнилого, что присуще исторически образовавшемуся комплексу, который зовется Россией. Здесь вы, уважаемые, по-моему, расставляете константы явно неубедительно. От такой расстановки сознание не может не восстать и не возмутиться.

Позвольте мне по этому поводу напомнить читателям статью некоего Н. Шульгина в третьем номере за 1993 год скромного по масштабам, но когда-то претендующего на высокий уровень интеллигентности журнала "XX век и мир"  статью под многообещающим названием "Новое русское самосознание". Кое с чем из этой статьи трудно не согласиться. Хотя не без оговорок, для которых, однако, сам Шульгин аккуратно не оставляет места. Выделить тогда на наши возражения место сам журнал так и не решился. А потому давайте попробуем поговорить об этом на нейтральной полосе, здесь.

Ну, например, к тезе о том, что СССР "начал восприниматься... как колоссальная куча хлама". Образное определение, в чем-то даже верное. И смелое, - даже по сегодняшним меркам. Но, по моему, не совсем точное. Ведь даже цивилизованные страны находят, чем в этой куче поживиться. Из этого хлама уже десятки тысяч ученых, не выдержавших все выше перечисленное, не немцами устроенное, и эмигрировавших за рубеж, с успехом там работают... Значит, "хлам" не такой уж стопроцентный?

Далее. С натяжкой, но все же можно согласиться, что большевики действительно не просто навязали социализм России, но что она его желала, потому что "русские всегда были ориентированы на социальное лидерство" Однако, уважаемый автор, и Наполеон, и Гитлер, и Моисей мосты к душам своих народов строили на тех же приманках! Так что это даже не обвинение.

Но вот мысль Шульгина о том, что если уж Россия "способна на преступные ошибки таких масштабов, то она потенциально опасна для человечества" и настойчивый повтор далее, что "процветающая Россия - опасность для статуса других сильных держав", - это, пожалуй, уж слишком, на это можно и обидеться. А уж против тезы, что «...на русском народе лежит основная ответственность за утвердившийся на 70 лет в России преступный и ошибочный режи», мое самосознание русского (замечу в скобках того самого, который, увы, уже много лет подряд по-настоящему отдохнуть, расслабиться, поздороветь душой и телом мог только в очень немногие поездки за пределы России, когда это было в пределах разумных затрат) - здесь мое самосознание все же начинает протестовать: так ли уж русскому народу не с кем разделить эту ответственность?

Если проследить за логикой изложения Шульгина, то как будто бы само собой выплывает следующий тезис: единственным, кто спас Россию от полной катастрофы, был еврейский народ. Посмотрите: оказывается, если евреи и помогли большевикам взять власть (ибо "плыли по течению" ох, уж это их национально-рациональное крикливо-драчливое: сначала за революцию, теперь против КГБ, сначала расстреливать Столыпина, а затем стрелять в Ленина, сначала делать водородную бомбу, а потом клясться в миротворчестве...), то этим они, евреи, оказывается, спасли Россию от "тотальной пугачевщины", придали большевизму "наиболее гуманный вариант из вообще возможных в то время". Как будто у России в те годы действительно не было другой, более достойной альтернативы: например, остаться на завоеваниях февраля или продолжить реформы Столыпина. Оказывается, это русский народ вовлек евреев в революцию в своих, сугубо "русских" целях как будто среди революционеров евреи были самой незаметной прослойкой! Но ведь все это  с точностью до наоборот!

Наверное, евреи положили глаз на Россию как на самую податливую еще в те времена, когда она была некрещеная. Еврейские имена почти всех святых в наших церквях разве это не удивительное явление само по себе?

Не раз Россия пыталась освободиться, стряхнуть с себя все это наваждение. Мать мне рассказывала, что до войны, в сталинское время, вспышки взаимного бытового антагонизма русских и евреев были явлением очень частым, и нередко последние сквозь зубы выговаривали: Вы у нас уже в мешке, подождите еще, мы вам покажем!... Конечно, это были нижние слои, совсем уж простой люд, но... не их ли вольно или невольно обслуживает интеллигенция, вся верхушка любой нации? Не во благо ли вообще этих, низших слоев был уничтожен, выброшен в Сибирь и за границу цвет русской нации, а все лучшее из нашей культуры (русская музыка, русская литература, русские храмы) было заменено их культурой может быть, не со зла, а только потому, что наше для Швондеров чужое, чуждое и просто-напросто непонятное. Наверное, как нам еврейское. Плюс, конечно, потому, что Шариковым непонятна вообще никакая культура. А ещё потому, что, как известно, «чем ниже великаны, тем выше карлики». Завоевателям-революционерам сразу же захотелось без особого труда стать высокими.

Заметим: великанов Иосиф Сталин очень не любил (то ли от происхождения, то ли от зависти). А далее как неотвратимое и естественное следствие сталинской политики геноцида сверху, т.е. лучших из лучших, объявился геноцид гитлеровский. Ведь природа не любит грубых искажений. Великая Отечественная, если говорить попросту, оказалась войной между немцами и евреями за Россию, за обладание Россией. «Я уничтожу эту татаро-еврейскую нацию!» кричал Адольф Гитлер. Очевидно, поэтому, а вовсе не от любви к русскому народу, такую активность развили во время войны еврейские ученые, поэты, писатели, композиторы это было в отчаянной борьбе за «свою» Россию, активно возбуждая русский народ против Германии, против немцев вспомним хотя бы антинемецкие (а не антигитлеровские) сочинения Ильи Эренбурга. Русский (или венгр, поляк, француз...) бьется насмерть против ненавистной немчуры и погибает в муках - вот самый популярный мотив некоторых фильмов времен войны и после (вспомним хотя бы кинофильм «Истребители», некоторые венгерские фильмы...).

Ярые антисемиты, пытаясь докопаться до истины, хотят найти, раскрыть некую штаб-квартиру жидомасонства, руководящий центр борьбы с русскими. Может быть, такой где-то и есть. Но если бы всё, что делалось в России с 17-го года и по сей день, не было бы на руку занявшей многие ключевые посты в науке и в управлении еврейской массе, на руку её психологии и духу, кончина нашей советской системы была бы предрешена давным-давно, с этим центром или без. Точнее, эта Система стала бы совсем другой.

Посмотрим, кто и как сотворили нам нашу сегодняшнюю Систему.

Кто не знает, за счет чего живет еврейский народ. Повторю: не те истинные бриллианты, которые, можно сказать, вненациональны и которых в процентах примерно столько же, как у русского и у других народов. Нет, не те, а в массе? А вот за счет чего: за счет прекрасной взаимопомощи, цепких связей, протекций... Такой же сотворили они (с помощью нас, русских!) всю нашу административно-командную систему: на связях, на характеристиках, на звонках.

Далее. Как народ с южной кровью, еврейские юноши созревают намного раньше русских, но зато быстро остывают, обесцениваются. Смотрите, и оплата в науке подстроена под них: защитили диссертацию в молодости и стриги купоны всю жизнь.

Далее. М. Горький в статье, кажется, «О крестьянстве», попробовал ответить на бытовой антисемитизм примерно так: русские не любят евреев за то, что те ловчее и трудолюбивее. Что же, да, трудолюбие или, скорее, прилежание у них я наблюдал. Хотя и не всегда, но очень часто. Куда чаще, чем у наших, русских. Это точно. Но, увы, довольно часто это прилежание очень уж приземленное, без широты и фантазии, и довольно нерезультативное так же, как наше бездействие. Получается, затраты есть, а результатов не густо! И вот, пожалуйста: вся наша наука Экономика раздута на учете экономических затрат, стоимости. И оплата  по труду, а не по результатам, как звучит в правильном переводе с немецкого Первый (!) принцип социализма!

Еврей-ученый-экономист абсолютно, катастрофически не понимает, совершенно слеп в понимании полезности результата. И вот вся наша экономика все последние десятилетия жила и до сего дня живет на калькуляции затрат с самой примитивной оценкой результатов: на палочках-считалочках: число тем, число изобретений, диссертаций, в диссертациях число страниц, таблиц... и ни слова о том, насколько они полезны обществу. Ибо эти таблицы могут быть и часто бывают совершенно бесполезными. Поэтому, когда кто-то постоянно говорит (например, В. Жириновский), что евреи умней всех, я невольно сопротивляюсь: умнее? Может быть. Но единственная ли это полезная человеческая черта? А мораль, этика, нравственность? И ещё я заметил: евреи искренне не могут понять, что кто-то кроме них ну, например русские аборигены, способен на какие бы то ни было результаты!

Но зато своих провозглашают до небес, и за всякую мелочь тоже. Специалисты говорят: внимательное изучение доэйнштейновской науки показывает, что сам Эйнштейн да, сделал шаг, но вполне скромный, лишь в специальной теории относительности и лишь перекроив известную до него формулу Лоренца. А в общей - в общей теории многое до него сделал Пуанкаре. Об этом свидетельствует академик Логунов, для нас вполне авторитет. Но сам Эйнштейн здесь не виноват. Все было бы честно, нормально для нормальной научной жизни, если бы его соплеменники не раздули его имя до беспредельности.



Чарли Чаплин был и смешон и социален. Но оказывается, и до него, и в его время жили артисты подобного же жанра, и причем даже многократно смешнее, и социальнее и, что немаловажно, куда достойнее. Был период, когда наше ТВ вдруг как-то все это показало и рассказало довольно откровенно.

Л. Утесова мы, ребята, любили всей душой. Но ведь, как оказалось, его соплеменники много сделали, чтобы Утесовым обеспечить полный простор. Русские Иван Козин, Петр Лещенко, Георгий Виноградов в Союзе были бы вообще вне конкуренции, будь они на нашей эстраде. Но их успешно вытеснили из России. Так-то и получается, что все ценное на Земле - от евреев! Это они сами сделали себя почти как богом избранными. Какую же надо придумать себе ущербность, чтобы такое о себе объявить! Я никак не могу понять: почему есть антисемитизм, а нет антишведизма, антианглицизма...Почему "Радио Свобода" регулярно передает "час еврейской жизни" и нет часа монгольской или болгарской?

Продолжим. К чему была адаптирована наша советская система? Евреи наверное, из врожденного чувства самосохранения, которое помогало и слава Богу помогает им выживать тысячелетиями почти в неизменности не любят выпячивать свои имена там, где есть хотя бы какая-то опасность. и все 70 лет у нас господствовала система анонимного доносительства. И анонимного рецензирования научных работ. Сам не раз попадал в её жернова.

Повторю: талантливых евреев столько же процентов, как и у других народов (надеюсь, это нельзя назвать антисемитизмом?). Но им всем хочется жить лучше других. Поэтому в массе они очень не любят измеряться. И все эти 70 лет вместе с русским люмпеном (которого они приманили сладкими сказками о равенстве и которого, ничуть не заботясь о деле, они один за одним вытаскивали наверх из ничего) всё это время они отчаянно борются: сейчас против открытого рынка, а на других более ранних этапах как сейчас оказалось по-настоящему никогда не существовавшего социализма против всяких оценок качества труда, особенно интеллектуального: результатов работы тех же федераций, ассоциаций, союзов, научных трудов, изобретений, диссертаций и так далее. И потопили немало хороших измерителей пасквильными рецензиями, скандальными наветами, заменами на свои (примитивнейшие) с многократным их восхвалением, прямолинейным втискиванием в научную печать, где они полные хозяева.

Заметим, что если бы вовремя были введены оценки и хозрасчет, ни о каком национальном вопросе в науке и в управлении речь бы не шла! Все занявшие посты имели бы выстраданное, законное право, которое было бы трудно оспорить. А вот без них... без них все сидят, где кто устроился. Этим евреи вместе с нами развратили весь народ  и себя тоже! Надо ли удивляться, что идеологи социализма (Маркс в том числе) никогда не были за такой примитивный вариант социализма, какой получился у нас. Маркс вообще был уверен в профнепригодности русских: "на этой русской почве, столь обильной всяческими безобразиями, находятся в полном расцвете старые ужасы младенческого периода английской фабричной системы... Управляющие, конечно (разрядка наша МБ), англичане, т.к. местный русский капиталист непригоден для фабричного дела..." (Капитал, т.1., с.572). Правда, про своих, про евреев, он высказывался еще круче (его ранняя работа «К еврейскому вопросу»).

Говорят, что у нас все мысли о недостатках других  нерусских, это сплошной русский шовинизм. Но оказалось, это не совсем так. В тех республиках, которые первыми заявили об отделении от СССР, особенно в Литве, чуть ли не сразу был поднят еврейский вопрос. "Русским шовинизмом" здесь и не пахнет.

Вдумаемся: если уж действительно социализм то значит обязательно учет, и вовсе не по труду, а по результатам труда именно так, если не извращать, звучит основной принцип социализма в правильном переводе, то на деле получилось-то совсем другое! Российский социализм евреи за годы Советской власти сделали вполне под себя. Получился еврейский социализм. Надо ли удивляться, что многие уехавшие отсюда вспоминают Россию с неподдельной тоской и даже с симпатией: жизнь-то для Них тогда была действительно своей малиной!

Это тоска по сладкой жизни, свободной от настоящей конкуренции, по патоке, которая как раз и сделала из России кучу хлама.

Повторю: мы, русские, в этом извращении шли за евреями как послушная паства, потому мне кажется смешным призыв "Памяти" ограничить выезд евреев, чтобы сначала устроить им здесь страшный суд. Да нет, мы сами по себе хороши: Максим Горький в той же статье о крестьянстве называл звериной сущность нашего крестьянина, который может переводить пуды зерна на водку, обрекая свою семью на голодную смерть. Дело, конечно, не только в селе. В городе тот же люмпен обгаживает лифты, бьет стекла, дерется за дешевой водкой. И тоже абсолютно не умеет работать. Конечно, пока... Лишь в последнее время стали возрождаться наше сельское хозяйство, промышленность...

Наш социализм внешне оказался очень похожим на подслащенный, гуманизированный экстракт Нового завета, сделанного, как известно, по еврейским канонам. Что же касается еврейской гуманности  это все заметно придумано. Когда речь идет о их собственном благополучии, все их заповеди вмиг улетучивается. Построенная не без помощи еврейских идеологов наша семьдесят лет гнившая система с "бесплатным" правом на жилища, с "бесплатным" "правом на творчество"(!?), "даровыми" авторскими свидетельствами в изобретательстве вместо патентов и тому подобными другими "дарами"  неизбежно оборачивалась многократными психологическими перегрузками, сто'ящими людям если не труда и не денег, то колоссального здоровья, здоровья, здоровья... прежде всего, конечно, психологического. Не удивительно, что жизнь у нас лет на 10 короче, чем в цивилизованном мире, и давно уже упала ниже уровня черного населения США. Все годы, которые мы существовали при том строе, мы были напряжены, взвинчены, обескровлены, обгажены, охамлены. Нужно ли удивляться появлению у нас профашистких настроений? Мы сами открываем путь фашизму как якобы надежде на порядок: "Русский народ, - считает Н. Шульгин, - смог вытерпеть 70 лет Советской власти, вытерпит и переход к рыночной экономике" - Вот как! Оказывается, по товарищу Шульгину, русскому народу что-то обязательно следует терпеть. Причем, оказывается, опять вдвоем, в обнимку с еврейским, как "одна и та же нация".

Уважаемый Николай Шульгин! Все это  лишь ваши грезы, как и вся Ваша статья чьи-то несбывшиеся мечты вдогонку за уходящим временем, за убегавшим глупым и страшным прошлым России, которую еврейский народ теряет с огромной скоростью, этак по сотне тысяч человек в год. Поспешно сварганенный ими лозунг "Давайте жить дружно", очевидно, уже не поможет, не притупит русского самосознания. Наш народ не захочет остаться навечно под чужими пастухами, которые, черт возьми, всюду, в каждом деле, в науке, в искусстве, в каждом издательстве или банке, в каждом союзе или федерации считают себя духовными пастырями аборигенов и единственно правду изрекающими отцами мешая, перегораживая путь каждому конкретному русскому, всей массе конкретных хоть сколько-то выделяющихся русских и таким путем нации в целом. Так что юдофобия в России выросла не на пустом месте. А виноват в этом не только еврей, но и сам русский, который был ленив пропылесосить углы и хорошенько сбрызнуть их дезинсектом. Он просто не замечал ничего неудобного. Да и сейчас взахлеб гогочет на концертах Львовых, доверчиво вчитывается в примитивные научные трактаты академиков Шифриных, послушно сидит на концертах их ужасной, диссонансной музыки, насаждаемой везде по радио, на концертах, насаждаемой очевидно, не столько от вреда, сколько от такого же непонимания звукорежиссерами искусства нашего. Никто не будет отрицать в евреях талант исполнителя с готовых нот. Но что касается бриллиантов в творчестве, в создании нового то, что движет нас вперед так здесь, повторю, в процентом отношении все мы равны: и овцы, и те, кто считал себя пастухами; и аборигены, и пришлые.

Вопрос сейчас состоит в том, чтобы суметь отделить зерна от плевел. Решительно и без лишней болтовни. И превратить Россию из мусорной ямы в сборник золотых зерен. И еврейских тоже  такие нам нужны были и нужны сейчас.

Евреи в Эстонии в десять, а в Германии в сто раз реже, чем у нас. Но это не потому, что их туда сейчас не пускают, туда их даже приглашают. Но главное потому, что их там насквозь видят. Часто нелегко им найти себе место и в США: далеко не все ученые, некогда получившие здесь высокие звания, сумели найти там достойные оклады. Ибо только у нас можно было сделать имя и звания на туфте, никому не нужной. И наоборот: те из евреев, которые почему-то не прошли на высший уровень здесь то ли по брезгливости к необходимости извиваться и лгать, из-за которой, кстати и я, и другие русские не лезут вверх то ли почему-то ещё, там в условиях жесткой конкуренции вдруг легко проходят вперед. Вот так у нас и остался действительно хлам, отходы национального перепроизводства.

В этом, конечно виновата система. Но её делали не только мы, русские, а и те, кто взялся нами погонять, кто писал ноты.

Нас обязательно изменят рыночные отношения, да что там уже меняют. Даже тот худосочный хозрасчет, который мы сумели осилить [на тот период, когда писался этот материал, 1993г.], он дисциплинировал, оздоровил, выпрямил, наполнил самосознанием собственной неподдельной (а не надуманной) значительностью всех нас: и русских, и татар, и евреев. Тех, кто чего-то стоит.

Говорят, я не люблю тех-то и тех-то. Да нет, в любой нации есть замечательные и прекрасные люди. Я не люблю грязно пахнущие отходы любого национального производства. И на то у меня есть немало оснований. Смотрите. В раннем детстве разгильдяйка украинка вколола мне в руку непродезинфицированный шприц болел я после этого долго, шрам остался до сих пор. Еще до этого, во время войны, русская баба, с которой нас с мамой вместе, рука об руку немцы полгода гнали до Украины, сразу же после прибытия на постой в село на Украине побежала докладывать в немецкую комендатуру, будто мы евреи. Удивительно, но те не поверили. Татарка отоларинголог со зла, явно преднамеренно, проколола мне мембранную перепонку заживала она долго и мучительно...

Но вот самые гадкие облаивания и укусы я как научный работник получал всю жизнь от евреев. Кто беспардонно втешивался мне в соавторы лучших моих работ?  Б. Рейман, Б. Кимбер и другие подобные. Примерно от них же я получал соответствующие рецензии от прямых охаивателей моих работ, прекрасно наблюдая (там, где фамилии не были отрезаны  такое обрезание до недавнего было в порядке вещей), насколько примитивен уровень самих рецензентов. И хотя мне есть кого из умнейших евреев искренне поблагодарить за помощь в важных вопросах, в среднем могу сказать такое: под самыми злобными, самыми разнузданными, неэтичными, беспардонными рецензиями можно было увидеть фамилии типа Швондеров. Вместе с Шариковыми.

Жлобство Шариковых, конечно,  вопрос самостоятельный. Так или иначе, но я уверен, что именно жлобам на растерзание мы отдали Пушкина и Лермонтова, Маяковского и Пастернака, Есенина и Высоцкого, их руками мы методически уничтожаем всю думающую Россию. Это благодаря им так плохо здесь отдыхается. А если работается то в отчаянии и безысходности, как пьется водка.

Посмотрим на самих себя чуть со стороны, вспомним слова Владимира Высоцкого:

Что за дом притих, погружен во мрак…

В дом заходишь, как все равно в кабак,

А народишко - каждый третий враг…

Кто ответит мне : Что за дом такой?

Почему во тьме как барак чумной?

Травы кушаем, век на щавеле.

Скисли душами, опрыщавели.

Да еще вином много тешились.

Разоряли дом,

дрались, вешались...

Испокону мы  в зле да шепоте,

Под иконами в черной копоти...

В близком и долгом общении с этим явлением любой человек с нормальной психикой может стать не только неврастеником. Можно по-настоящему свихнуться... Постепенно это привело к эрозии глубин личного достоинства каждого из нас. Плюс такая "мелочь", как остановка развития нации. Всей русской нации. За исключением чудом выкристаллизовавшихся очень редких бриллиантов, которым жизнь здесь была не в радость.

В целом Советский Союз стал действительно большой кучей хлама, причем с отрицательным социально-экономическим прогрессом.

И наш люмпен, наш жлоб, неважно, стоит ли он в очереди за дешевой водкой или сумел подняться до мягкого кресла в госучреждении, виной тому. Не менее, чем те, кто писал и пишет для него ноты.

И когда сегодня некоторые из этих особей ропщут на обижающие их хозрасчет, конкуренцию и тем более на бескомпромиссный рынок, на пошатнувшиеся "принципы", на то, что они и их дети не умеет заработать себе на хлеб с маслом (одни, видимо, от обилия алкоголя, другие от скудности генотипа), я, вспоминая обвинительный список жертв их многодесятилетней гегемонии (диктатуры), ничуть им не сочувствую.

Итак, не пора ли нам проснуться, стряхнуть с себя крест вечно плетущейся за кем-то паствы и встать на путь простого взаимовыгодного сотрудничества со всеми, кто хочет работать? А заодно самим научиться работать? Думаю, именно в положительном ответе на эти вопросы сфокусировано все решение проблемы национального вопроса в России.

И вообще хотелось бы к тому же заметить: народ, у которого проснулось самосознание труженика и творца, никому не опасен разве что тем, кто ему в этом пробуждении мешает.

Тут-то и может возникнуть вопрос о тактике возмещения ущерба, так сказать, о взаиморасчете наций. Но я думаю  дело не в этом. Да и сама кем-то раздуваемая идея "ответственности наций" очень смахивает на совсем уж нецивилизованную идею кровной мести. Почти тот же уровень.

Точно так же нет нужды определять всех покусанных и облаянных бродячими и "хозяйскими" собаками, всех ученых, уничтоженных религиозными фанатиками, все достижения нас, русских аборигенов, перечеркнутые еврейскими учеными, уже неважно как прорвавшихся к праву последней подписи. Давайте все видеть не за вчера, а за сегодня, и без вселенской обиды друг на друга адекватно реагировать вовремя и сполна. Тогда все это баловство за чужой счет будет быстро вытравлено. Но иначе тоже нельзя. Иначе мы навсегда останемся в глазах людей и других христиан, и мусульман, и буддистов просто глупыми аборигенами бескрайних российских просторов.

Какая из существующих партий может обеспечить такой режим?

Да никакая. До сих пор для любой из них политическая борьба занимала и занимает всю главную арену для демонстрации себя народу. Победу кто-то одерживает, обещания забываются, и все снова гниет на корню.

Нам нужна такая партия, которая сумеет обеспечить реальные результаты труда своих институтов, а не их болтовня на фоне скрытой коррупции и общественной безрезультативности. Эта партия, которую я бы назвал партией "ЗА ИСТИННЫЕ ПРИОРИТЕТЫ", если она когда-нибудь будет создана, должна позаботиться не только о штате контролеров, но и еще кой о чем другом, более главном:

о максимально безукоризненных обратных социальных связях "с выхода на вход";

о методическом аппарате оценки результативности работы любой малой и тем более большой ячейки своего властного аппарата, любой коммерческой и бюджетно финансируемой организации;

о средствах регулярного, объективного и своевременного информирования общества;

о социальной и социально-экономической эффективности по критериям общественной полезности и общественного ущерба любого принимаемого решения, любой текущей деятельности;

 и все это без следов мести за прошлые грехи, но зато при полной возмездности за все сегодняшние деяния.

Правильных путей, полезных дел всегда наперечет, остальных бесконечное множество. На этой бесконечности и кормятся болтуны всех националистических партий, всех политических школ, всех бюрократических образований. Выход на неизбежность объективных оценок и жестокой возмездности отнимет у многих из них кусок хлеба. Может быть - последний, ибо чаще всего ни на что полезное они не способны. Но зато это единственное, что позволит нам иметь эффективное решение и национальных, и экономических, и социальных проблем, жить не на войне как на войне.

Но если смотреть на все это с позиций очень дальней ретроспективы, эти рефлексии кажутся такими мелкими, простыми... Да и вообще все мы, как оказывается, родственники, граждане одной планеты Земля. А войны, которые мы между собой ведем, все без исключения гражданские, т.е. братоубийственные...

ЭСТОНИЯ: ПОПРОБУЕМ ИХ ПОНЯТЬ

С сокращениями опубликовано в журнале «Дружба народов», 1990, № 4
...Обострение межнациональных отношений в послеперестроечное время [это было в конце 80-х годов, но помнить об этом надо], видимо, можно было предугадать. Во всяком случае, недовольства одних другими, до поры до времени стиснутые объятиями жестких рамок личной опасности в периоды до- и послесталинского террора, в скрытой форме проявлялись давно и весьма явно. Но мы ничего этого упорно не замечали. Удивительно, но мы не хотели замечать даже те факты, которые легко высвечиваются на уровне длинного частокола бытовых явлений, для человека весьма немаловажных.

Надо сказать, что в силу профессиональных потребностей и личных симпатий из тех регионов, в которых так ярко прорвался национальный вопрос, мне ближе всего была знакома Прибалтика, точнее Эстония.

Когда сегодня разные нации высказывают друг другу взаимные претензии, принято говорить о том, где, кто, когда, сколько жил, кто кому должен, кто кому больше насолил, и кто кому еще солит.

Маленькой нации сохранить свою самостоятельность очень трудно. Эстония имела несколько периодов  шведский, немецкий, самостоятельный, русский, от каждого что-то осталось  материального и духовного, хорошего и плохого. Наверняка, "русский" период имеет [теперь уже имел] свои особенности экономического и социального характера, как говорили тогда эстонцы,  не лучшего.

До сих пор из того материала, что нам всем доступен, разбираются вопросы экономические, которые на бытовом языке можно выразить примерно так: «кто кого кормит, кто кому больше должен» Помните, в интервью с Р. Отсатсоном (ЛГ, 16 ноября 1988 г.) фрагмент: М.С. Горбачеву для выступления в Эстонии дали цифры, из которых следовало, что эта республика гораздо больше потребляет, чем дает. Перепроверка показала, что по принятой методике счета обратное наблюдается только у 2-х республик из 15: оказалось, что Армения и Азербайдажан как бы кормят всех, в том числе и Россию!

Ясно, что это абсурд. Если исходить из данных альбома об Эстонии Густава Германа за 1986 год, средний национальный доход на душу ее населения самый высокий в СССР. И выше, чем во многих высокоразвитых европейских государствах. Эта республика по производству электроэнергии на душу населения занимала третье место в мире (после Норвегии и Канады). В ней тканей на одного жителя вырабатывается больше всего в мире, издаются книги для читателей 60 стран мира, а промышленные изделия экспортируются в 85 стран. На одного работающего в сельском хозяйстве приходится 43 лошадиные силы, на одно хозяйство 70 тракторов, 12 комбайнов, по крайней мере 230 электромоторов... Зато и урожай зерновых в среднем составляет 25-30 центнеров с гектара, надои молока 3500-4000 кг от коровы (при средних по стране в 2-3 раза ниже).

Кое-кто пытается эти немалые успехи объяснить тем, что, мол, тракторов, станков и других орудий труда страна в Прибалтику нагнетает куда больше, чем, скажем, в Россию. Да, больше. Но когда в подмосковном совхозе начать говорить о тракторах, оказывается, что нет проблемы их удвоить или утроить. Только вот, увы, не найти там людей, которые умеют [умели тогда сейчас не знаю] на них работать.

А что делают неумеющие или нежелающие? Знаете, как больно бывает наблюдать на эстонских вокзалах массы пассажиров, говорящих почти исключительно на русском, с набитыми рюкзаками, жующих по уголкам вареные яички и колбаску с лучком!..  А это ведь соседи по территории, почти с одинаковыми условиями климатическими и другими природными!

Что мешает нам сблизить этих двух соседей? Конечно же, были и еще остались какие-то довольно объективные причины, по которым проще съездить к соседям в магазин, чем выжигать свои порядки, эгоистическое руководство и ленивых соплеменников, которым всем вместе на все наплевать... Но такие визиты едва ли способствуют развитию собственной инициативы и настойчивости. Для нас это явно медвежья услуга. И источник недовольства эстонцев. Вплоть до грубого выяснения "кто кого кормит" Вплоть до предложения создать свой, эстонский конвертируемый рубль (Р. Отсатсон, ЛГ, 16.11.88г.).

…Не в меньшей степени эстонцы мечтали об изменениях, обусловленных контрастами психологическими. А может быть, и в большей, ибо для них (и для меня) это важнее лишней тонны нефти, и тем более лишней тяп-ляп сделанной машины.



Эстонцы видят нас по-разному:

«Кто такой истинно русский? Они долго были под монгольским и татарским влиянием. Это многонациональная нация.

Редко можно найти приятного, дружелюбного, добродушного русского. Их почти нет. Татары, монголы насиловали русских женщин. Отсюда эта агрессивность и выдавание чужих успехов за свои. Я встречал и дружелюбных, но это дружелюбие как ветром сдувается, когда говоришь о выходе Эстонии из советской империи.

Русские частично имеют мазохистский склад характера. Русским нравится быть лучше других. Даже в любви они проявляют агрессивность, насилие. После изнасилования женщины приходит любовь и наслаждение.

Русские сами должны почувствовать, что империя распадается и что они не являются центром Земли. У них появились плохая привычка жить за счет соседей и поэтому меньше работать и напрягаться. Русским принесли вред идеи Ленина о едином народе. В 1939г. Гитлер отозвал в Германию немцев из Эстонии. Все немцы совершили этот переезд. Скоро наступит время, и Горбачеву придется отозвать домой русских. Мы охотно выплатим долг. Пусть 300-400 тыс. русских вернутся в свои деревни и начнут сами работать, а потом мы готовы сотрудничать.

Конечно, и среди русских есть много приятных и умных людей...»

Есть, значит, и среди нас приятные и умные. Но и они психологически не всегда чувствуют самобытность эстонца. Чтобы понять эстонца, надо попробовать видеть мир его собственными глазами. Мне лично это удавалось, но далеко не всегда. Да и то в силу моего "нестандартного" психологического склада, чем-то параллельного с прибалтами. Хотя знаю: там, у них в гостях, сам далеко не всегда поступал по эстонским стандартам.

Сначала хочу сказать, что в Эстонии я видел много нехорошего. Иной раз, не всегда и не во всем, они непомерно жестки, особенно люди примитивные, ограниченные (такие есть везде). Весь персонал ресторана сделает оскорбленное выражение лица, если, не дай Бог, вы войдете туда без приглашения метрдотеля (хотя в массе в Европе такого уже, может быть, и нет). Официант высокомерно, холодным взглядом окатит вас с ног до головы, если вы закажете к рыбе неподобающее вино. При разговоре с продавщицей магазина не дай бог попросить на русском два или три одинаковых сувенира подряд. Каюсь, все эти нарушения эстонских стандартов допускал и я, будучи в гостях, и надо сказать, хозяева мои ко мне тоже не всегда были снисходительными.

Но было и обратное. Были коллеги со спокойным удивительно четким отношением к делу, к нам приветливые и фантастически понятливые. Была бесконечная вереница духовых оркестров на общенациональном празднике, когда казалось, что умеет играть вся Эстония, все без исключения эстонцы да какую замечательную музыку! Был таксист с удивительной общительностью мягкой и ненавязчивой. Были продавщицы в магазинах тоже внимательные, аккуратные и необычно быстро, мастерски работающие (так что иногда начинало казаться невероятное: что Эстония, дабы поразить приезжих, выставляет в сферу торговли все свое самое лучшее, самое талантливое мысль, конечно, глупая). Были элегантно работающие мастерицы из салона-парикмахерской на центральной площади Таллинна без суеты и не лениво, с увлеченным щебетом между собой, но и не без четкого внимания к клиенту...

Был простой парень на длинной пустынной улице – дороге между жилыми районами. Чуть подвыпивший радист рыболовного сейнера, который на вопрос "Как пройти туда-то" (на русском языке) с видимым удовольствием (и правильно!) указав нужное направление, чуть ли не с радостью стал вдруг рассказывать нам, незнакомым русским, о своем житье-бытье на флоте...

Помню гостиницу "Виру" идеальная чистота, приятная и тихая (!) музыка (даже в лифте!), безукоризненные администраторы в холле, без льстивой услужливости и без хамства (!!). С удовольствием замечу: теперь, через 15 лет после начала перестройки многое из написанного здесь восклицательными знаками я бы не сопроводил: мы и сами здорово получшели!

Вспомним также, что эстонцы первыми откликнулись на горе Армении - и своим сочувствием и своими деньгами...

...Из России в Эстонию ездят [теперь уже так: ездили] разные. Одни, чтобы побыть в культурной и интеллигентной среде, а другие - попроще заработать.

Первых они принимают почти за своих. А этих других... У этих, последних, естественно, нет и намеков на культуру. У себя в России мы их как бы и не замечаем. Если честно, то не хочется замечать. Даже если они матерятся где-нибудь на углу у автопарка. А эстонский глаз и слух они режут, и эстонцы не скрывают этого. Так вот, ради того, чтобы избавить себя от разных других, они и объявляют нежелательными всех неэстонцев. Разве их трудно понять?

Но так ли уж драматична обстановка, а положение безвыходное? Ведь и у них контрастов немало. Вспомним два эстонских фильма. Первый: "Игры для детей среднего возраста", а второй "Радости среднего возраста": мерзости детишек в эстонском детдоме, и тут же трудолюбие, прекрасная теплота, особый менталитет эстонской семьи. Но то контрасты эстонские. Они их не замечают. Они видят наши.

Посмотрим еще кое на что глазами эстонцев.

...Помню небольшой и тихий лесной лагерный городок возле Пярну и взрыв тишины через несколько минут после вселения какой-то нашей российской семьи с воплями детей, со страшно громким и хриплым магнитофонным голосом, поющим скабрезные песни...

Помню троицу мужчин, единственную из сотен человек на километровом пляже, во всю глотку выясняющую по-грузински свои отношения. эти грузины ведь приехали из, хотя нет: через Россию!

Помню из всех сил громко шагающие по узким эстонским улицам орды русских туристов, ежедневно, как заведенные, орущих свои примитивные песни сверхузкого репертуара про Чебурашку и кузнечиков.

Помню в эстонских магазинах толпы гостей алчных покупателей всего блестящего, что видит их глаз.

Помню на эстонских вокзалах уже упомянутые мной русскоязычные толпы пассажиров с набитыми рюкзачками.

Помню двух хамов, забравшихся в будку междугородного телефона, полчаса веселящихся с кем-то на чисто русском языке, несмотря на длинную очередь (и эстонцев, и русских, и других)

Помню в небольшом эстонском кафе рассказ молодого скромного эстонского парня с единственной за весь вечер рюмочкой какого-то простого вина, который без упрека, но с внутренней дрожью и горечью рассказал, каково ему было в армии (в стройбате) с южными братьями, от которых и нашим русским отчаянным парням нелегко уживаться, не то что этим интеллигентикам.

Эстонцы наблюдают наших гостей, смотрят наши фильмы, слушают наше радио и понимают, сколь увиденное беспредельно и сколь оно разнится от их собственного, от соседнего финского, датского и т.д.

Эстонец видит русских детишек вечно хныкающих от любой горошины, визжащих от любой копеечной радости, и не понимают, как в такой коммунальной квартире их Эстонии они смогут заводить своих. "Мы не виноваты, сказал мне как-то один русский партократ, давно живущий в Риге, – что они не плодятся!" Да нет, виноваты. Я в своей коммунальной квартире тоже испытывал нечто наподобие эстонца или латыша, когда весь день даже через толстые двери сто лет тому построенного дома слышу грохот будто глиняных ног безостановочно топающей по коридору трехлетней особи переупитанного типа, то орущей, то визжащей если не жующей. Как я могу отдать своего ребенка в рабство таким вот? думалось мне. Конечно, в Прибалтике это не так катастрофично, но все-таки подобный пришелец  для них чужой и очень непривлекательный.

Для эстонца такой пришелец хуже, чем для немца из Мюнхена какой-нибудь гастарбайтер. Ибо, чтобы въехать в Эстонию из России или Грузии не нужно даже и разрешения, и нет, следовательно, для дерьма никакой селекции. То есть и рядом с теми двумя, пятью, десятью русским, которые с чувством глубокой симпатии впитывают эстонскую культуру, прилетает на окультуренную землю десять или сто других, которые ведут себя по известному принципу "ХХБ": хочу хамить и буду. Даже если вторых и меньшинство, но, скажите, разве у нас, в России, в общественных местах, в коммунальных квартирах, это меньшинство нас не терроризирует? Эстонец ничего подобного у себя терпеть не хотел. И он, по-моему, имел на это полное право.

Надо сказать честно: мы действительно имеем факт сосуществования контрастных культур. Увы, тогда это было с явным проигрышем нашей стороны. Нет, не по высшему уровню тут у России все о'кей! а по уровню культуры массовой: и культуры поведения, и психологии быта, и культуры производства, и культуры потребления, и по "проценту" интеллигентности. Особенно по проценту массы люмпенов (жлобов).

В те страшные годы, которые теперь называем эпохой культа личности, в годы активного истребления советской интеллигенции руками темных масс, шпаной, пострадали лучшие люди и Грузии, и России, и Эстонии, Но если мы с Вами, говоря об истоках культа, пальцем показываем на Грузию, то для Эстонии ужас пришел из России. А если добавить к этому весьма высокий процент эстонской интеллигенции и удивительно большие симпатии к ней всего эстонского народа (то, чем у нас ещё до сих пор даже и не пахнет), то нетрудно будет понять, сколь глубоки антирусские настроения сумел внедрить в эстонца "культ великого кормчего".

Но не меньше вреда мы, русские, нанесли своему престижу и во времена брежневщины, когда наперегонки соревновались в ничегонеделании: рабочие в длительности перекуров, инженеры в путании схем, ученые в изящности мудрословия, а управленцы в длине постановлений и указаний. И все туфта, туфта... В этом хороводе безликих танцоров, завороженных собственным бегом на месте, каждому было неприлично даже замечать, что все вокруг ...бегут на месте. Но практичная душа эстонца не замечать этого не хотела и в бюрократических метастазах совершенно определенно различала тогдашний русский дух. Только выбросив вон идею пролетарской вседозволенности и устроив у себя более-менее настоящие рыночные (соревновательные) отношения мы, как тот проснувшийся от летаргического сна, торопится нагнать упущенное время.

Но торопясь в самом примитивном, в коммерции, не забыть бы нам про восхождение души, про духовность и бытовую культуру, которой надо было раньше подучиться у прибалтов, пока мы были намного ближе. А теперь надежды только на собственную систему образования. И воспитания.

3. Жить, развиваясь.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7




База данных защищена авторским правом ©www.vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница