В начале было слово



страница1/6
Дата02.07.2019
Размер428 Kb.
#113393
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6

В начале было слово

Близится день великой битвы! Наш Бог пал от рук тирана, обрушившего неисчислимые беды на наши головы, и даже враги встали под наши знамена пред лицом этого зла.. Время забыть распри, ибо в этот день Спаситель с нами и мы нанесем сокрушительный удар силам тьмы! Мы одержим победу! Мы отомстим за нашего Бога!


Речь Атрея Светозарного, наместника Бога. Год 35й от Схождения.

О, Илия! Сквозь множество лун вела ты наш народ , укрыв под сенью древних лесов детей твоих! Ты не отвернулась от нас в день, когда тьма сгустилась над миром, и даже вечные боги врагов наших оставили свою паству…  Сегодня пред сияньем взора твоего отступила мгла и сквозь тяжелую непроглядную пелену пробился первый рассвет! Сегодня ты поведешь детей своих навстречу предназначению!  Тьма падет! Небеса содрогнутся от нашего гнева!


Воззвание  Иллириона Князя Зеленой Листвы, владыки эльфов. Год 35й от Схождения.

Книга Обид помнит каждого, кто нас предал. Вероломство людей и надменность эльфов, трусость младших народов и предательство Бога кровью и болью наших предков пропечатано на ее страницах. Все они ответят за свои деяния! Но всему свой черед.. Сегодня мы не станем мстить. Тьма проникла даже под древние своды подгорных чертогов и многие пали. Народ наш закален в бесчисленных битвах, но одним нам не устоять. Сегодня мы встанем плечом к плечу с нашими врагами и отбросим тьму. А завтра… Завтра мы откроем Книгу Обид, и каждому воздастся по заслугам..


Запись в Книге Обид Гурни Злопамятного, Тана гномьего. Год 35й от Схождения.

Тот, кто противится воле Апокалипсиса и не верит в превосходство Хаоса, чаще всего оказывается не прав, причем самым ужасным, отвратительным и болезненным образом. Из двух зол мы обычно выбираем то, что легче причинить. Не хотите по-плохому? По-хорошему будет хуже!


Послание, начертанное кровью на руинах первого оплота Альянса.
Год 35й от Схождения.

-Ыыыыыыыыыы! Моя быть Глумгор Череполом!


-Босс говорить вам ничтожная, что она быть самый мудрый правитель и самый добрый вождя!
-Моя быть самый большой и самый страшный!
-Босс говорить, что никто из вас ничтожная червя не сравнится с его сила и великолепие!
-У моя быть самый здоровый Чопа и самый крепкий череп!
-У босса быть непробиваемый броня и всеколющая тесака! Волшееебная!
-Моя собирать самый сильный и тупой парни в непобедимый Граааааа! Даже самый поскудный Гоблина быть мелкий капля в поток Граааа!
-Босс предлагает вам сдаться на выгодных условиях! Половина из вас сдохнуть сразу, другая стать рабами гоблинов!
-Моя быть босс и ваша быть слушаться моя иначе моя Чопа колоть ваша черепа!
-Великой мудростью своей босс дает вам время подумать пока он ест!
Варбосс Глумгор Череполом, год 64й от сотворения орков(переводил гоблин Подлиза)

 В незапамятные времена, когда Солнце еще только разгоралось и никакой жизни не было впомине, на огромном расстоянии, а может быть и в другой вселенной обитали Арны. Род их вел начало от многих цивилизаций, и множество культур вобрали они в себя. Их раса считала себя вечной. Владея древним знанием и активно его применяя, со временем они подмяли под себя все существовавшие тогда народы. Часть из них была уничтожена, часть ассимилирована. Эпоха властвования и расцвета Арнов длилась столь долго, что никто не помнит, что происходило раньше. Но даже самый яркий и длинный день однажды встречает свой закат. Их угасание началось с потерь воли к жизни. Пресыщение реальностью, которое сопровождались уходом в иллюзорные миры. Некоторые говорили, что их цивилизация состарилась. Многие считали, что таков естественный порядок вещей, и они должны уступить место более молодым видам. Но находились Арны, не согласные с этим. Они собирали немногих последователей и отправлялись в дальние странствия, единственной целью которой был поиск девственно чистых, свежих, не умерщвленных миров. Они называли это «длинный путь» из которого никто еще не вернулся обратно.


            Молодой Арн Глорий, хотя молод он был только по меркам самих Арнов, преуспел там, где потерпели неудачу многие до него. Его поход пролегал через миры сопряженные с империей Арнов. Миры истощенные, убитые, разорванные на куски. Но даже в этих ужасных пустошах теплились крохи жизни, которые дальновидный Глорий присоединял к своим братьям Арнам, в надежде, что их путь не окажется бесплодным, и, найдя пригодное место, он сможет возродить из этих жалких подобий живых существ гордые и полноценные народы. Он нашел чистый, девственный мир, которого еще не касалась ничья воля. Разделившие с ним долгий путь последователи счастливо внимали его речам о том, какой волшебной и прекрасной станет эта земля. О том, какие дивные города вознесутся здесь. Какие неведомые до сих пор существа населят эти города. Как их молодой огонь жизни зажжет сердца древних Арнов, как воспрянет их цивилизация из холода угасания. Применив древние знания, Глорий сотворил из наиболее слабых своих последователей, которых он нашел во время пути, расу людей. Прежде чем стать людьми они, подобно неприкаянным детям, скитались по осколкам выжженных, умерщвленных, разрушенных ужасными катастрофами миров. Если бы Глорий не нашел их во время странствия их участь была бы ужасна. Благодаря знаниям Арнов люди построили великие города на берегах полноводных рек и побережьях океанов. Над ними Глорий поставил одного из своих спутников по имени Велс, который изначально сопровождал его. Велсу нравилась вода и ветер, а также любил он жизнь и поэтому сотворил он в реках множество живых существ, чтобы кормить своих людей. А океан населил еще богаче. После, обратив свой взор в небо, он напитал жизнью облака  и они родили птиц. Глорию понравились деяния Велса и он решил оставить их. Но многие пространства оставались незаселенными. Глорий порадовал свою спутницу, Илию, и создал эльфов. Прежде, до того как стать эльфами, эти существа жили в мире, разрушенном магической войной. Они изначально были сведущи в волшебных искусствах и очень горды. Именно гордость привела их к краху. Сотрясаемые чудовищными заклинаниями, их мир раскололся на множество кусков. Лишь на одном из этих осколков осталась небольшая колония, в которой едва теплилась жизнь. Такими их нашел Глорий. Илия приходилась женой Велсу, ей полюбились леса, водопады и ручьи. Именно там она поселила своих эльфов. Но, помня чем закончилось для них обладание магией, не стала их обучать своему искусству. Вместо этого она давала знания о природе, окружающей их. Она сотворила множество деревьев, которые приносили плоды и были пригодны в пищу. Также Илия научила их ткать великолепные ткани, которые приходились по вкусу и эльфам и людям. Будучи женой Велса, она всячески поощряла дружбу эльфов и людей. После населения лесов и побережий обратил Глорий внимание на горы. И даровал их своему третьему спутнику, Дариону. Который был воином, крепким как камень этих гор. Дарион полюбил пламя, которое дарует тепло и свет. Но, будучи использовано неправильно, способно отнять жизнь. Для своего друга Глория Дарион создал величественных крылатых змеев, которые могли порождать пламя. Но змеи сжигали леса и разрушали города во время своих игр, поскольку не были они разумны. Потому как не могли Арны творить разум. Дарион раскаялся в своей ошибке и совместно с Глорием и другими Арнами выступил против огнедышащих змеев. Так этот мир познал первую войну. Глорий увидел, что Дариону не хватает своего народа, о котором он мог бы заботиться и мог учить. Но вспомнил он, что в сопредельном мире, который уже умирал, видел расу рабов рудокопов, которые бесконечно ковыряли туннели в безжизненном камне их мертвого мира, в надежде найти хоть частичку тепла. Тогда Глорий покинул творимый им мир и отправился на поиски этого народа. Вместе с ним ушли те, у кого еще не было здесь своих владений и в мире остались только Весл и Илия из Арнов. Поход Глория был долог и труден, но все же увенчался успехом - Дарион так же обрел себе народ. Бывшие рабы с радостью отказались от своего прошлого и прошли превращение в расу, которую назвали гномы. Они как дети радовались теплым горам их нового мира. После освобождения рудокопов Глорий и Арны, не получившие своего народа бродили по сопредельным мирам в поисках других уцелевших остатков разума, дабы привести их в новый, гармоничный, полный жизни мир. Со временем, не осталось ни одного Арна, кроме самого Глория, у которого не было бы своего народа. И тогда последний оставшийся не у дел Арн, которым был сам Глорий, решил, что он создал прекрасный и гармоничный мир, казавшийся идеальным. Но сам он не вписывался в этот идеал, и, осознав это, Глорий покинул свой мир. Никто из других Арнов не знал куда именно он отправился, каждый из них был обременен своими заботами и делами. У каждого был свой народ великий или малый, который требовалось учить и направлять. Со временем народы, возглавляемые Арнами, перестали быть едины. Каждый считал себя лучше остальных и не было с ними Глория, который мог бы рассудить спорящих. Ссоры начали приводить к войнам, бывшие союзники и братья по великому походу рассорились между собой, каждый из них считал правым лишь себя, и только свой народ считал достойным остаться, а все остальные предлагал полностью уничтожить. И вот мир, который не был уже таким чистым, стал ареной войн. Союзы создавались и рушились. Не было дня, чтобы где нибудь не лилась кровь. Бессмертные вечные Арны уподобились смертным в своих диких и необузданных стремлениях к абсолютной власти над всеми живыми существами. Одни звери ели деревья, другие звери пожирали зверей, рыба охотилась на рыбу, гномы убивали эльфов, эльфы убивали людей, люди убивали всех до кого могли дотянуться. Великие Арны, стоявшие во главе своих народов, растрачивали свои силы на жуткие проклятья, насылаемые на соперников, и даже на убийство себе подобных. Многие из них погибли во время тех войн.
           И вот однажды, когда все уже забыли о Глорие и о первоначальном значении бессмертных в этом мире, которые должны были учить и наставлять, а не покорять и властвовать, на улицу обычного портового города из темного проулка вышел высокий человек. Одежда его состояла из множества различных деталей, некоторые из которых были невиданны в этом мире. Он разговаривал на очень древнем языке, который почти никто не понимал. Его глаза были наполнены мукой и невообразимой печалью. Нельзя было сказать какого он возраста, и что он мог видеть такого, что так сильно отразилось в его глазах. Он бродил по городам людей, поселениям эльфов, подгорным жилищам гномов. Отправляясь в каждое новое странствие, он становился еще более печальным. Его  не радовало то, что он видел в своих путешествиях. Вернувшись сюда без оружия он очень скоро им обзавелся. Во время странствий тело его привыкло к тяжести брони без которой жить оказалось невозможно. Никто не знал сколько этому путнику лет. Много поколений бродил он неузнанным. Но вот однажды, когда древнейший Велс давал пир в своем дворце к нему явился этот странный путник. Ни один стражник не смог его остановить, ни один охранник не смог поднять на него руку. Все гости замерли в ужасе, когда он посмотрел в зал. Когдато его глаза светились золотом и лазурью. Теперь они были наполнены чернильной тьмой, в которой угадывались чудовищные силуэты. Он подошел к Велсу и ударом меча разбил его корону.  Затем одной рукой поднял Арна со своего трона и сбросил вниз. Велс был в ужасе, ни один смертный не был способен на такое. Он встретился взглядом с путником и воскликнул:”Глорий! Что случилось? Почему ты поднял на меня руку?” Тогда Глорий, а странником был именно он, гневно посмотрел Велсу в глаза. “Ты больше не Арн”, прошептали его губы,-“Ты хуже всех тех, кого я встречал в своих странствиях. Ты хуже последнего разбойника, подстерегающего жертву у дороги. Ты истратил свою силу на никчемные, мелочные деяния. Твое бессмертие стало лишь средством удовлетворения непомерных амбиций. Вместо того, чтобы нести свет и знания, ты лишь тешил свою гордыню. Вместо того, чтобы помогать другим Арнам, ты убивал их. Ты больше не Арн, Велс.” После этих слов бывший король начал корчиться на полу. Из его рта и глаз шло пламя, тело искажалось в конвульсиях. Плоть сползала с костей и меняла форму. Очень скоро существо, лежащие в дорогих одеждах, уже ничем не напоминало гордого и прекрасного владыку. Гости застыли в ужасе, узрев это. Тогда Глорий произнес:”Я всего лишь уровнял то что было снаружи и то, что было внутри. Теперь он таков, каков есть на самом деле. И нет больше на нем маски благочестия и праведности. Он превратился в то, чем был уже давно. Он стал низкой, омерзительной, жестокой тварью, не ведающей ни милосердия, ни мудрости. И, начиная с этого места и с этого дня, я раскаиваюсь в том, что сотворил вас. Ваши народы получили начало из отбросов умерших цивилизаций. Мои братья Арны сами оказались низменными тиранами, не способными вести вас к свету и они привели вас во тьму. Так пусть же тьма, боль и разрушение поглотят вас и ваших лживых наставников. Я объявляю беспощадную войну своим бывшим друзьям и братьям. Я раскаиваюсь в том, что из за меня этот мир стал таким, каким он является сейчас. Он был стократ лучше до того как мы пришли сюда.” Как только умолкло эхо последнего слова в  двери тронного зала ворвалась толпа ужасных рыцарей, их доспехи состояли из сияющих рун, шипованых стальных пластин и шкур неведомых монстров. На их лицах навечно отпечаталась злоба и ненависть к жизни во всех ее проявлениях. Их глаза полыхали безумием. Многие из них были изуродованы щупальцами и наростами. Из-под доспехов других сочилась гниль и мухи летали над ними. Среди них были твари полные низменного наслаждения, которое обещали всем в обмен на утрату разума и жуткую муку. Мертвенным, холодным светом, светились лица тех, кто был облачен в льдисто-синюю броню. Надписи на их доспехах обещали мудрость, но несли лишь безумие. Посреди этой вопящей, снующей туда-сюда и убивающей гостей бывшего короля толпы, шагал огромный воин. Его доспехи несли на себе отпечаток всех рыцарей, ворвавшихся в зал. Казалось, он представлял собой собирательный образ безумия, разложения, чудовищных соблазнов, и невыразимой ярости. Глорий безбоязненно подошел к чудовищному гиганту и монстр преклонил перед ним колено. “Наниматель”,- грохнуло под сводами зала тяжелое слово чудовища. “Я и мои наемники готовы очистить для тебя этот презренный кусок суши, а так же лужи вокруг нее. Наша цена будет обычной для подобных контрактов. Мы примем в свои ряды всех, кто захочет присоединиться к нам, и будет достоин этого. Я не возьму с тебя дополнительную плату за разрушение такого убогого мира как этот. Я, Апокалипсис, всегда верен слову.” Глорий положил узкую белую ладонь на плече чудовища. Его простая одежда и потрепанная броня ярко контрастировала с расфуфыренной пышностью облачения рыцаря. “Апокалипсис, я всецело полагаюсь на тебя в данном вопросе. Как бы мои братья не погрязли во зле мне больно убивать их самому. Но помимо тебя, я нанял и других разрушителей. Не подумай, что я не доверяю тебе, но битвы с Арнами это не то, к чему ты привык. Какими бы алчными и развращенными они не были раньше это был великий народ, владеющий множеством древних знаний. Твои колдуны Тзинча не справятся в магическом противостоянии с Арнами. И ты потерпишь неудачу без них. ”,- с этими словами он указал себе за спину. Там прямо из пыльной тени вышло бледное, почти прозрачное существо. Казалось, жизнь давно покинуло, а может быть никогда и не касалась его тела. Оно двигалось подобно сломанной кукле. Но, тем не менее, от него исходила пугающая сила. Он казался опаснее даже самого апокалипсиса, не смотря на то, что одет он был в простой рваный плащ серого цвета. “Мы, стервятники из далекого мира Фирекс.”, - прошелестел в головах у присутствующих тихий голос. “Вы собираетесь очистить этот мир от жизни, как мы слышали. Так вот, после смерти разумного существа остается никчемная субстанция, называемая душой, которая продолжит влачить жалкое существование в нашем мире. Более сильное проявление души можно найти в мертвом Арне. Он еще долго будет отравлять ваш очищенный мир своим гадким присутствием. Позвольте же нам присоединиться к доблестным воинам Апокалипсиса и помочь его самоотверженному труду по наведению порядка в ваших угодьях. Мы избавим вас от докучливых душ. А взамен не попросим совсем ничего. Лично мне, Кромаксу, больно видеть как вы страдаете Глорий, видя что творят ваши последователи. Я проникся к вам уважением еще при первой встречи, и по этому, с удовольствием помогу решить ваше небольшое затруднение”. Глорий обратил взгляд полный муки на Кромакса, он знал какой хитрый, беспринципной и коварной тварью является последний. Но, тем не менее, не мог обойтись без его услуг, чтобы провести полное очищение своего мира. “Да, бездушный. Ты можешь забирать их себе. Но, я, хоть мне это и больно, так же приму участие в очищении своего творения.” Его взгляд упал на Велса:”Ты встань. Отныне ты не Арн, отныне ты орк. Ты утратил свой разум и свои знания, но в тебе осталась алчность и честолюбие. Ты будешь самым большим и самым сильным из своего рода. Я буду творить других орков из всех кого встречу. Они войдут в твою орду, которая сметет все города. Убьет каждого человека, эльфа, гнома в этом мире. Ты вместе с Апокалипсисом и Кромаксом очистишь эти земли.” Существо подняло свое сгорбленное тело с пола из его рта выпирали огромные клыки. Было сомнительно, что эта тварь может разговаривать. В глазах светилась жажда убийства. Орк опустился на колено и проревел:”Грааааааааааа!” После Глорий отвернулся от своих омерзительных слуг, встал в тень и растворился в ней.
         Прошло совсем немного времени и мир познал что значит Война. Города уничтожались один за другим. Живые существа подвергались чудовищным пыткам и убивались тысячами. Полчища злобных тварей, одержимых боевым безумием, убивали всех кому хватило неосторожности встать на их пути. А ночью бестелесные призраки отбирали жизнь прикосновением и дыханием. Даже бессмертные Арны не могли противостоять этому злу. Вражда и разногласия были забыты среди них. Гордые, своевольные народы, привыкшие убивать друг-друга, были вынуждены мириться перед лицом общей опасности. Убоявшись гнева Глория, Арны в ужасе бежали из этого мира. Лишь ходили слухи, что Илия осталась мстить за Велса. И кто-то неведомый отвечал на молитвы, обращавшихся к нему. Эльфы, люди и гномы были вынуждены сплотиться перед лицом общей опасности. Орды чудовищных орков не щадили никого. Рыцари Апокалипсиса брали города один за другим и подвергали жителей страшным мукам. Бездушные сделали ночь совершенно непригодной для жизни. Глорий покинул этот мир, отправившись в погоню за своими бывшими братьями, а его чудовищные слуги остались. Будучи наиболее могущественным из Арнов, Глорий знал, что рано или поздно настигнет каждого из своих бывших братьев. Их развращенные души уже не давали им той силы, которая была изначально присуща им. Поэтому они не могли тягаться с Глорием. Тем не менее, на молитвы людей, эльфов и гномов кто-то откликнулся, в мир пришло существо. Оно спустилось осиянное светом в яркий солнечный день, впервые после прихода Апокалипсиса тьма расступилась перед более могущественным существом. Одетое в золотые одежды, с ликом исполненным мудрости и неземной благодати, оно простерло свою длань над страждущими. Прозревшие называли его владыка Ралл. Он помогал отгонять тьму и давал животворящий свет надежды всем кто приходил к нему. Он исцелял больных и немощных. Перед его взором склонялись даже орки и убегали прочь. Жители этого мира воспряли духом, наконец-то у них появилась надежда. Наконец кто-то ответил на их молитвы. Многие в тайне верили, что Ралл был Арном. Хотя он никогда себя так не называл. Владыка основал орден тех, кто помогал страждущим. Они называли себя прозревшие. И в доказательство своего прозрения рисовали на одежде глаз. Они бродили по городам людей, поселениям эльфов и подгорным владениям гномов, призывали всех сплотиться, войти в последний альянс. Ибо грядет решающая битва! Владыка Ралл обещал, что после не будет никаких войн и всем воздастся по справедливости. Каждый получит то, что заслужил, и только. Орден прозревших стал костяком нового альянса. А владыка Ралл бродил среди простых смертных и не чурался их дел. Он не удалялся от людей, эльфов или гномов и не делал меж ними различий. Его благодать снисходила даже на самый простой дом в котором он появлялся. Его часто видели входящим в хижину крестьян и жилища лордов. Он говорил со всеми как с равными себе. И не просил никаких почестей. И вот однажды альянс собрал достаточно сил для нанесения удара по тьме.
        Я считаю, что настал день, когда мы должны обратить оружие против зла. Выше я поведал вам истинную историю происходящего и причины того, что вы видите сегодня перед собой. Ничего не утаил я, ибо всем готов делиться с вами. Я обнажу свой меч в защиту вас. Завтра тот день, когда мы перестанем отступать и нанесем первое поражение тьме.

Писано в год 35й от схождения, походный шатер лагерь прозревших. Писал я – Ралл. Речь мою прочесть перед каждым и донести до всех, кто завтра пойдет в битву. Все должны знать, что дело наше истинно и справедливо. Каждый должен понимать свою роль в грядущем сражении. Ибо от вклада каждого зависит наша победа.



Книга Обид

Кхулад пал. О, Дарион, они напали на нас! К этому мы не были готовы, никто не был готов. Они забрали наши горы, они забрали все! Никто не выжил.. Вырезали всех, всех до последнего. Те, кто шли в патруле под Кхуладом были вынуждены завалить ход, спасаясь от преследователей. Они видели не много, но и от этих немногословных рассказов стынет в жилах кровь. Запах тлена и гари ощущается даже во внешнем кольце тоннелей, нижние чертоги пострадали незначительно, но лаз в главный зал разрушен полностью. Повсюду руины. Сегодня день великой скорби, старейшие из нас пали в битве, защищая землю предков. Это не должно быть забыто, это нельзя простить. Я, Данургил Железнобородый, в день когда истлел триста восьмой огненный кристалл, клянусь покарать тех, что зовутся людьми. За каждого павшего гнома падет дюжина, за каждую пролитую нами каплю крови прольются реки крови людской. Они ответят сполна.

Лживые твари! Вот цена их дружбе, вот цена их слову! Мы воззвали к древнему союзу, но те клятвы, данные народом Иллии, оказались не более чем словами. Пусть эти горы станут свидетелями того, как эльфы предали нас! Будь проклят, Эреон, князь зеленой листвы! Клянусь бородой, ты заплатишь за свою трусость! Войско Разад-Дула выступает с первыми лучами солнца, Запись сию вписал Данургил Железнобородый, в год когда истлел триста десятый огненный кристалл.

Мой брат погиб. Пусть трижды будут прокляты эти эльфы! О, Дарион, где же ты был?! Почему не помог ему в этой битве? Почему ты молчишь?! Ответь! Даже ты отвернулся от нас.. Я совсем один.. Враги повсюду, и кровь гномов потоками стекает с гор. Неведомо им, что за опасность таят в себе эти горы.. Гнев и сила наша окрепнет глубоко под землей в чертогах Разад-Дула. Придет день и каждому воздастся по заслугам. Ярость наша палящим пламенем вырвется наружу! Кровавыми буквами будет записан он в историю этого мира, и Днем Гнева будет потомками наречен. Сию запись вписал я, Гатар Мудрый, Тан гномий, в год когда угас 310й огненный кристалл.

Мы ждали слишком долго и в том моя вина, я, Гатар Мудрый, понял это сегодня. Понял лишь когда сын мой, презрев запреты Совета Старейшин, покинул стены Разад-Дула чтобы исполнить клятву своего отца.. Триста тридцать пятый кристалл почти угас, но нет вестей от отряда, что он увел за собой.. Его сердце пылало огнем, подобно жерлу вулкана. Тем огнем, что угас в моем сердце, уступив забвенью отчаянья. Я просто стар.. И моей крови едва хватит чтобы смыть жалкую долю моего позора. Я ухожу вслед за своим сыном, быть может в чертогах Дариона я встречу его вновь и он найдет в себе силы простить меня за мои ошибки.

Сегодня, в день когда угас триста тридцать пятый огненный кристалл, Совет Старейшин нарек меня, Барума Мстительного, сына отца моего, Гатара Мудрого, Таном всего народа подгороного. Ибо нет более отца моего. Славные вести принес я с границ врагов наших, и радость возмездия скорого сотрясла стены Разад-Дула. Но не радостно мне как любому, прознавшему о грядущем. Велика скорбь в сердце моем. Пусть помнят потомки о том, как Гатар Злопамятный, Тан гномий, не дрогнул пред лицом врагов. Пусть будет каждый гном храбр как тот, кто один ушел навстречу верной смерти. Почему ты не дождался меня, отец? Почему не верил в того, в чьих жилах течет твоя кровь? Это мне придется искать тебя в чертогах Дариона и молить о прощении. Мне, а не тебе, ведь я повинен в твоей смерти, и нет мне оправданья. Быть может, близок тот миг, День Гнева не за горами. Ты был бы рад, узнав, что враги наши сошлись в смертельной схватке, забыв об обидах, что причинили гномам. Они не ждут нас, их взор затуманен яростью битвы. И пришло время каждому воздать по его заслугам. Сам Дарион явился мне во сне, и лик его был исполнен гнева. Завтра войско Разад-Дула выступает в поход, и я отомщу за тебя и все обиды, причиненные моему народу.

Я, Барум Мстительный исполнил свою клятву, и Дарион тому свидетель. До сих пор у меня перед глазами искаженные от ужаса лица людей и эльфов в миг, когда армия Разад-Дула подоспела на поле брани. Мы ударили с такой яростью, что дрогнули даже Арны. Дарион не оставил нас и огненные вихри взметнулись до самых звезд, а небо стало черным, разразившись раскатами грома. Мы не щадили никого, хоть люди и бросались на колени, моля о пощаде, и лишь горделивые эльфы встречали свою смерть стоя во весь рост. Все они мертвы, и все же этой крови едва хватит, чтобы расплатиться даже за малую часть их предательства и лжи. Да запомнят потомки день, когда истлел триста тридцать пятый огненный кристалл как день великого возмездия, да будет он Днем Гнева наречен! Как было завещано Гатаром Мудрым, моим отцом, Таном гномьим.

Люди показали свое истинное лицо, лицо трусливых недоумков, не способных даже умереть как престало воину! Кхулад сдан без боя. Глупцы, они надеялись на пощаду. На пощаду! Пощадили ли их отцы и деды наших предков? Пощадили ли они хоть одного гнома?! И даже после смерти от них сплошной вред. Многие ушибли бока, поскользнувшись на залитых их кровью камнях подгорных чертогов. Завтра в поход, хочу снять голову тому мерзавцу, что кличет себя Эреоном, и насадить на верхушку самого высокого льерна. Говорят у эльфов острые не только уши, но и зрение, так пусть видят, что ждет каждого из них. Глядишь, успеют помолиться кому они там молятся прежде чем мой топор доберется до их шей. Все, запись сделана в день когда угас триста тридцать пятый огненный кристалл Барумом Мстительным, Таном гномьим.

Это просто невероятно! Эти письмена начертаны древнейшими из древних, чьи имена подобно золотой руде в недрах гор вписаны в историю моего народа.. Я, Тарун Справедливый, обрел эту святыню в день когда истлел пятьсот семнадцатый огненный кристалл. О, Дарион, сколько же всего произошло с тех пор.. След этой реликвии в летописях теряется в день, когда Барум Мстительный выступил в поход к границам Вечного Леса. Его армия попала в смертельную западню объединенных сил людей и эльфов, и лишь единицам было суждено вернуться из боя, чтобы поведать эту историю. Историю гибели одного из самых прославленных Танов народа подгорного. Много горя познали гномы, тысячи книг и тысячи огненных кристаллов не хватит, чтобы поведать о том. Все было.. Книга же сия была найдена на день восемьдесят четвертый от начала штурма оплота ненавистных эльфов. Осталось немного, и мы расплатимся с ними сполна. Нет ничего прекраснее музыки предсмертных воплей этих тварей и мерного потрескивания языков пламени, пляшущих над верхушками льернов Извечного Леса..

Я, двадцать второй летописец со времен Фандира, делаю эту запись со слов Тарума Справедливого. Ибо тяжело ранен Тан народа подгорного. То были чудовищные дни, и я не знаю, суждено ли пережить моему народу спустившуюся на мир ночь. Пелена забвения окутала мой разум, а черная немочь сковала изувеченное тело. Память вернулась лишь сейчас, подгорные чертоги освещает светом нетленным пятьсот восемнадцатый огненный кристалл. Но если верить докладам патрулей, солнце не всходит с того страшного дня, как земля под ногами содрогнулась от поступи чудовищных тварей. Я видел это… Поднялась буря, ветер взревел так, будто сотни тысяч гномьих пращуров завопили от ужаса из своих каменных усыпальниц. А потом пришли они.. Их были тысячи, нет, сотни тысяч, они были повсюду и не знали пощады. Был среди этих чудищ тот, что возвышался подобно горе средь холмов, и убивал он жестоко. Когда неподъемный меч одним легким взмахом разорвал в клочья первые ряды нашего хирда дрогнули даже закаленные в сотне боях воины. После чего великан взревел, будто вулкан готовый извергнуть в небо раскаленную лаву и уничтожить все на своем пути. Гномы испокон веков не страшились смерти на поле брани, никогда прежде наши воины не показывали врагу спину.. До этого дня.. Я помню немного, лишь бешенную пляску клинков кошмарных тварей да тяжелые удары исполинского меча, сминающего строй за строем, а затем все стихло. До Кхулада добралась лишь горстка уцелевших, они не бросили мое изорванное в клочья тело на растерзание неведомому злу. Совет Старейшин молвит, будто настал конец времен. Ибо видели воины как древний могущественный Арн шагал в образе человеческом, обращая всякого на своем пути в изрыгающих злобу созданий. И впредь, стены подгорных чертогов сотрясают непрерывные набеги этих монстров. Владыка Гор, Дарион, покинул нас, ибо Старейшины более не слышат его голос, а сам он глух к нашим мольбам. Не ведомо мне, суждено ли гномам увидеть свет пятьсот девятнадцатого огненного кристалла. По сему, повелеваю Книгу сию вместе с доспехами и оружием Танов усопших запечатать и укрыть в залах глубоких, дабы след наших деяний не был навечно песком времени занесен. Будто и не было нас в мире этом.

Я, Гурни Злопамятный, в год 34й от Схождения, отдал приказ распечатать сокрытые залы Кхулада, последней из удерживаемых твердынь. Здесь покоится лучшее из того, что было создано моим народом. Близок день последней битвы, но острейшие рунные топоры и прочнейшие из доспехов лежат без дела. Да простят меня усопшие предки.

Книга Обид помнит каждого, кто нас предал. Вероломство людей и надменность эльфов, трусость младших народов и предательство Бога кровью и болью наших предков пропечатано на ее страницах. Все они ответят за свои деяния! Но всему свой черед.. Сегодня мы не станем мстить. Тьма проникла даже под древние своды подгорных чертогов и многие пали. Народ наш закален в бесчисленных битвах, но одним нам не устоять. Сегодня мы встанем плечом к плечу с нашими врагами и отбросим тьму. А завтра… Завтра мы откроем Книгу Обид, и каждому воздастся по заслугам.. Запись сию вписал Гурни Злопамятный, Тан гномий. Год 35й от схождения.





Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6




База данных защищена авторским правом ©www.vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница